09. Уровень зарплаты в структуре продукции

Расшифровка Порошина Е.А.

Курс ПССТК. Лекция 09. Уровень зарплаты в структуре продукции.

Доклад студента второго курса магистратуры Владислава Александровича Белого: «Анализ коллективного трудового договора АО «Первый контейнерный терминал» за 2017-2020 гг[1]. и сравнение его с таковым за 2008-2011 гг[2].» (Приведены только те пункты коллективного договора, которые не были рассмотренные в предыдущем докладе на лекции от 22.10.2019).

— Печатный вариант коллективно договора на 2011-2014 гг. (КД 11-14) предоставлялся каждому работнику. Новый колдоговор на 2017-2020 гг. (КД 17-20) с тиражом в 200 экземпляров выдается не всем, только представителям работников.

— В КД 17-20 есть пункт 3.4.5. «Освобождать Работников старше 50 лет по их личному заявлению от работы в ночную смену, при наличии возможности», т.е. администрация всегда может сослаться на то, что возможности нет. [М.В. Попов. Мы имеем дело с результатом переговоров. Безусловно, профсоюзом предлагался вариант без этого дополнения. На его внесении настояла администрация].

— В пункте 3.3.12. КД 11-14, касающегося проведения работ только с фумигированными грузами, в КД 17-20 формулировку заменили на более общую «Не производить переработку вредных или опасных веществ, токсикологическая (санитарно-гигиеническая, медико-биологическая) оценка возможного воздействия которых на организм человека не проводилась». Это является одним из немногих примеров улучшений в КД 17-20 по сравнению с КД 11-14.

М.В. Попов. В связи с названием нашего курса, добавим политический аспект к вопросу о коллективном договоре АО «ПКТ». В его создании непосредственно принимали участие члены Рабочей партии России (РПР): Константин Васильевич Федотов, который был председателем профкома докеров, теперь является начальником консалтинго-правового отдела портового комитета Российского профсоюза докеров морского порта Санкт-Петербурга вице президентом Фонда Рабочей Академии; Евгений Петрович Тимофеев, заместитель председателя профкома докеров; Юрий Львович Рысев, докер-механизатор, в настоящее время отошел от профсоюзной деятельности. В помощь их деятельности РПР выпускала газету «За рабочее дело» — спецвыпуск «Докер» тиражом 4000 экземпляров. Во время забастовки газета выходила еженедельно. 2000 экземпляров распространялось в городе, а 2000 раздавалось каждому работнику порта. Была даже конкуренция с газетой «Метро», которая выходила тиражом 400000 экземпляров. Благодаря нашей тактике распространения, идеологическую борьбу в порту издатели «Метро» проиграли (по их же собственному заключению). После этого они стали регулярно выпускать свою газету для порта и сделали всё, чтобы газета «Докер» в порте не появлялась.

После ряда побед в борьбе за коллективный договор, борьба докеров несколько ослабла. Они потеряли связь с рабочим движением России. Перестали участвовать в деятельности Российского комитета рабочих (РКР) — их приглашали на очередное заседание РКР 13-14 октября 2018 года, но никто не приехал. И последняя тактическая ошибка докеров. При предыдущем председателе стали писать письма С.М. Миронову (партия «Справедливая Россия») с просьбой поддержать их требования по повышению реального содержания уровня заработной платы. Миронов отвечал: «Да, примем во внимание, поддержи». После этого многие даже вступили в партию «Справедливая Россия». Но надо понимать, что это буржуазная партия, и если ты разделяешь её взгляды, а тем более состоишь в буржуазной партии, то хорошего коллективного договора не напишешь и не добьешься. Поэтому все достижения по улучшению положения работников постепенно теряются, и вполне возможно, что следующий коллективный договор будет ещё хуже.

Раньше меня регулярно приглашали на переговоры по коллективному договору как консультанта. Были попытки не пропускать, но К.В. Федотов с большим трудом добивался, чтобы пропуск выписали (который выписывается через ФСБ, так как порт — это граница). В последнее время не приглашают, видимо люди беспокоятся, как бы не поругаться с начальством, не потерять работу, а такой подход не способствует заключению прогрессивного коллективного договора. Изолирование и попытка уйти от политических моментов означает потерю перспективы. Т.е. глобальные вещи рассматриваются в меньшей степени, а внимание заостряется на маловажных деталях, вроде 15-ти минутного перерыва перед сверхурочной работой. Работодатели же положение работников стараются усугубить.

Даже на заре капиталистического общества некоторые крупные собственники поступали наоборот. Старались улучшить условия труда, понимая, что это выгодно не только работникам, но и работодателю. Генри Форд был изобретателем, инженером, осуществлял научно-технический прогресс. Первым делом на предприятии он наводил порядок, красил всё в светлые тона, улучшая тем самым условия труда, а как следствие и производительность. Повышал заработную плату, при этом организовывал фермы. Таким образом, полученную зарплату работники тратили не на стороне, а непосредственно в своей же организации. По поводу высоких зарплат с ним судились другие капиталисты, так как, повышая зарплату своим рабочим, он подрывал экономику других работодателей. Суд Генри Форд выиграл, объяснив присяжным, что повышенную зарплату работники будут тратить в их магазинах и заведениях, способствуя увеличению прибыли.

Сейчас мы наблюдаем сплошное ничем не обоснованное ухудшение положения работников. Работодатели не понимают, что существуют две формы увеличения прибавочной стоимости: абсолютная, за счёт удлинения рабочего времени; и за счёт увеличения производительности труда, когда продукта становиться больше, при этом доля зарплаты в производстве сокращается — зарплата растёт медленнее, чем прибыль. У нас же ни прибыль не растёт, ни зарплата. И это в масштабах страны. Нет ни одного капиталиста, который мог бы похвастать достижениями в научно-техническом прогрессе. В станкостроении, которое является основой прогресса, доля отечественного производства составляет 20%, остальное — Китай. На развитие станкостроения требуется кредитная поддержка, так как спрос есть, но со ставками Российских банков она не возможна, проценты (14.5%) неприемлемы для развития производства.

———

Мы наблюдаем, что более широкий взгляд на внутренние процессы и конфликты на предприятии позволяет увидеть причины и проанализировать развитие этих процессов. В этом плане мы продолжим рассмотрение Программы Федерации профсоюзов России «Задачи коллективных действий[3]». Следование положениям этой Программы — одно из средств как-то нейтрализовать падение уровня требований в коллективных договорах, которое мы сейчас наблюдаем. Можно рассматривать, нормы, прописанные в Программе, как маяк, к которому нужно стремиться.

Третий пункт Программы, касающийся трудовых отношений — об установление минимальной оплаты труда на уровне не ниже 40% от уровня средней по народному хозяйству (в любом случае не ниже научно определенного прожиточного минимума). Сейчас минимальный размер оплаты труда (МРОТ) установлен на уровне прожиточного минимума, т.е. на уровне нищеты. Не должно быть так, что одни получают нормальную зарплату, другие живут на уровне прожиточного минимума. С этим связаны большинство социальных проблем, в том числе проблемы здравоохранения — люди не могут купить лекарства, поехать на отдых, питаются некачественными продуктами с разными добавками. Недавно в Российской газете вышла статья главного санитарного врача России Анны Поповой, в которой говориться, что за производства фальсифицированной пищевой продукции никакой ответственности ни в Уголовном, ни в Гражданском кодексе не прописано.

Следующий пункт — доведение доли зарплаты в издержках производства продукции до уровня развитых стран (США, Великобритания, Германия и т.д.) Вполне буржуазный подход, он не противоречит капитализму. Увеличение зарплат ведет к увеличению благосостояния главной рабочей силы и обеспечивает, тем самым, возможность технического прогресса, а следовательно, увеличение прибыли. Материально обеспеченный работник больше заинтересован в освоении новых технологий производства, чем живущий на уровне МРОТ, у которого все мысли о том, как прокормить себя и свою семью.

Пятый пункт — установление доли постоянной части зарплаты (тариф и связанные с ним выплаты) на уровне не менее 80%. Если это условие не выполнено, то работник находиться во власти работодателя. Только вы начнете какие-то действия, которые не по душе администрации, у вас сразу упадет премия, получите половину обычной зарплаты и задумаетесь, стоит ли такие действия продолжать.

Шестой пункт — повышение оплаты сверхурочных работ, работы в выходные и праздничные дни, в ночное и вечернее время. Сверхурочные работы не совместимы с техническим прогрессом: люди больше устают, не восстанавливают силы, хуже думают. Повышенная оплата за сверхурочные работы мотивирует капиталиста отказаться от практики таких работ, они становятся невыгодными.

Далее — увеличение свободного времени работников путём сокращения продолжительности рабочего дня до 6 часов и введения 30-часовой рабочей недели без понижения заработка, а также за счет роста времени оплачиваемых отпусков. Речь идет о том, что человек должен приходить на работу хорошо отдохнувшим, при этом ему необходимо иметь свободное время на развитие, в том числе и для обучения и совершенствование своей квалификации. Как показывает история, сокращение рабочего времени до 11.5 часов в 1897 году и до 8 часов после Февральской революции не привело к понижению производительности труда, а наоборот. Технический прогресс за последние сто лет вполне позволяет сократить рабочий день до шести часов. В настоящее время совсем не обязательно устанавливать 30-ти часовую рабочую неделю на государственном уровне. На каждом отдельном предприятии в коллективном договоре можно прописать данную норму. Согласно Трудовому кодексу это вполне возможно, так как ТК ограничивает только максимальное количество рабочего времени — 40 часов в неделю[4].

Следующий пункт — обеспечение реальных экономических гарантий полной занятости за счёт создания новых высокопроизводительных рабочих мест с благоприятными условиями труда, использование роста производительности труда не для увольнения работников, а для сокращения их рабочего и увеличения свободного времени, развитие системы профессиональной подготовки и переподготовки. Обеспечение занятости — очень важный пункт. Создание новых рабочих мест требует создания крупных производственных предприятий. Мы же наблюдаем уничтожение таких предприятий, например, ЗИЛ к 2016 году практически уничтожили, остался только цех по сборке лимузинов.

Для обеспечения гарантий занятости нужен план экономической деятельности. Какие есть препятствия для того, чтобы составить план для государственной части экономики, а это 70%? Будет тяжело брать «откаты». Когда всё поделено, от одного куска урвать легче, чем, если всё связано единым планом — в одном месте потянешь одеяло на себя, в другом ноги оголятся. Планируют стадион за девять миллиардов, заканчивают за сорок. Какие дыры надо иметь в экономике, чтобы у полковника Захарченко на квартире лежали девять миллиардов наличными?

Ещё один пункт — ограничение практики заключения срочных трудовых договоров. Первоначальный смысл срочного трудового договора в том, чтобы нанять людей для выполнения сезонных работ (уборка урожая). Сейчас стали применять практику таких договоров, чтобы человека можно было без проблем уволить по окончанию срока. Если человек выполняет свои обязанности и не нарушает трудовую дисциплину, то уволить его при бессрочном трудовом договоре очень непростая задач.

На следующих занятиях мы продолжим рассмотрение пунктов Программы Федерации профсоюзов России.


[1] Коллективный договор АО «Первый контейнерный терминал» на 2017-2020 гг. — http://rpw-mos.ru/wp-content/uploads/2017/10/KD2017-2020.pdf

[2]Коллективный договор ЗАО «Первый контейнерный терминал» на 2011-2014 гг. — http://rpw-mos.ru/wp-content/uploads/2016/11/kd1.pdf

[3] Программа Федерации профсоюзов России «Задачи коллективных действий » на сайте РПР – http://www.rpw.ru/prog_fpr.html

[4] ТК РФ. Статья 91. Понятие рабочего времени. Нормальная продолжительность рабочего времени.