ЧТО ОБЩЕГО У МЕЛКИХ ПЕРЕВОЗЧИКОВ МОСКВЫ И ФЕРМЕРОВ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

Едва-едва успели стихнуть страсти по внедрению системы «Платон»[1], только-только осела пыль от снесенных «самостроев» у московского метро, как малый бизнес России начали сотрясать новые события.

Реформа системы наземного транспорта в Москве.

Для московских мелких перевозчиков, – основных перевозчиков москвичей на маршрутных такси, – август стал «черным» месяцем. Правительство Москвы «переформатиловало» рынок маршрутных такси. Изменения произошли весьма существенные.

«Москвичи ощутили на себе последствия очередного этапа реформирования системы наземного транспорта — с 15 августа приказ департамента транспорта отменил 298 из 509 маршрутов, по которым раньше курсировали частные микроавтобусы. Это решение не только стало причиной транспортных проблем для многих пассажиров, но и вынудило уйти с рынка коммерческих перевозок более 50 компаний: право эксплуатировать оставшиеся маршруты получили только те игроки, которые стали победителями аукционов и заключили договор с государством».[2]

Из 67 перевозчиков в деле осталось 8.[3] В условиях всеобщего экономического спада, который затрагивает и рынок пассажирских перевозок, передел весьма существенный.

graf

Если кратко описать ситуацию, то она такова. Около 70% рынка занимал ГУП «Мосгортранс», а остальные 30% распределялись между 67 перевозчиками. После волевого решения столичного правительства «Мосгортранс» сохранил свою долю в перевозках, а вот оставшиеся проценты «разделили между собой в основном крупные игроки, которые и раньше были лидерами рынка. Так, «Автолайн Транслайт», обслуживающий 40% всего пассажиропотока, получил в пользование 128 маршрутов и увеличил свою долю на частном рынке до 60%, второй по значимости игрок, «Таксомоторный парк №20», эксплуатирует 24 маршрута, а «Гепарт» увеличил количество маршрутов вдвое — с десяти до 20 линий».[4]

Процедура перераспределения игроков на рынке была реализована в форме аукционов. «Торги велись на понижение цены: государственный заказчик устанавливал стартовую сумму выплат за оказание транспортных услуг, а аукцион выигрывал тот, кто был готов оказывать услуги по самой низкой цене».[5]

Для тех перевозчиков, кто не смирился и попытается работать нелегально, предусмотрены внушительные штрафы. Некоторые перевозчики, выдавленные с рынка, подали в суд на такие действия властей, однако мы знаем много примеров, чем заканчиваются такие иски.

Неудавшийся тракторный пробег из Краснодара.

«Требования у нас к Москве такие: провести проверку всех фактов незаконного изъятия земли рейдерами, навести порядок в судах и наказать коррумпированных бюрократов и судей», — так заявил один из организаторов тракторного марша на Москву.[6]

Суть претензий фермеров в том, что крупные сельскохозяйственные предприятия самыми различными способами отбирают у них землю – лишают основного средства производства. Здесь, в отличие от рынка автоперевозок, специфика экономического выдавливания заключается в том, что крупный капитал отбирает у фермеров основное средство производства, а не выкидывают с рынка напрямую. Без земли мелкий сельхозпроизводитель со всеми, взятыми, как правило, в кредит, тракторами и комбайнами сам вылетит с рынка.

Потерявшие земли и отчаявшиеся добиться справедливости фермеры решили совершить марш протеста на Москву. От переговоров с местным краевым руководством они отказались и выдвинулись на тракторах. Было бы удивительно, если бы такое мероприятие прошло без помех и дошло до своего завершения. Мы уже видели, как жестко и организованно были пресечены более масштабные попытки маршей дальнобойщиков.

Экспроприация.

В чем отличия этих двух событий? Основные отличия в форме экономического выдавливания мелких, более слабых игроков с рынка. Требования к техническому состоянию транспортных средств, а также требования к минимально необходимой инфраструктуре предприятий (станции техобслуживания, диспетчерские и др.), как и проведение аукционов – меры экономического характера. Касательно решений судов, не стоит забывать, что суды – это часть государственной машины, которая действует в интересах господствующего класса.

Что в этих двух событиях общего? Общее в этих двух событиях то, что мы наблюдаем выдавливание малого бизнеса из всех отраслей экономики. Экономическая ситуация заставляет крупный бизнес обращать внимание на всё меньшие части рынка и поглощать их, выплюнув как мешающую кость тех, кто экономически слабее.

Малый и средний бизнес в рассматриваемых нами отраслях выглядит анахронизмом. Фермерский способ производства исключает концентрацию средств производства, кооперацию и вытекающие из этого рост производительности труда и снижение стоимости единицы товара. Фермер с несколькими комбайнами, ведущий свои дела самостоятельно, не может быть экономически более эффективным, чем крупное сельскохозяйственное предприятие с сотнями машин и организованным управлением. Мелкий предприниматель, который владеет двумя-тремя старенькими автобусами и работающий на одном из них сам, никогда не сможет выдержать конкуренции с крупным автотранспортным предприятием с собственными ремонтными мощностями и развитой организационной структурой.

С одной стороны, адресная экономическая поддержка Правительством фермеров и другого малого бизнеса говорит о том, что шизофреническая экономическая политика продолжается. Буржуазное государство оказывает поддержку заведомо и объективно проигрывающей стороне, выдавая кредиты под низкий процент, выделяя и повышая квоты для малого бизнеса на участие в системе госзакупок.

С другой стороны, действия властей на всех уровнях, как мы видим, осуществляются в экономических интересах именно крупного бизнеса. Происходит самая настоящая экспроприация. Как писал Маркс: «Эта экспроприация совершается игрой имманентных законов самого капиталистического производства, путем централизации капиталов. Один капиталист побивает многих капиталистов».[7] Если перевести на современный язык, то при капитализме «отжимать» и присваивать отжатое – внутренне присущий капитализму закон.

Тенденция повсеместного вытеснения малого и среднего бизнеса (мелкой буржуазии[8]) с рынка – есть тенденция развития капитализма, той самой общественно-экономической формации, в которой мы живем. Введение системы «Платон», снос «самостроев» у станций метро и передел рынка частных перевозчиков в Москве, лишение фермеров юга России земли – лишь наиболее яркие примеры происходящего.

Мелкая буржуазия, пытаясь отстоять свои экономические интересы, протестуя против отдельных действий отдельных представителей государства, не осознает, что буржуазия отстаивает свои интересы всеми силами государства, а не только отдельных ее представителей. Это непонимание ведет к тому, что они взывают о помощи к тем, кто, прежде всего, блюдет интересы их экономического противника – крупной буржуазии. Коррупцией, заговорами против малого бизнеса, экономическими кризисами пытаться объяснять происходящее можно, но к действительности это отношения иметь не будет до тех пор, пока не будет осознан классовый, – политический, –  характер происходящего. Капиталистическая конкуренции ведет к монополии, и государство капиталистического класса обслуживает в основном эту тенденцию, в осуществлении которой заинтересован крупный капитал.

Кузьмин А.В., член Рабочей партии России

 


[1] http://platon.ru/ru/about/

[2] http://www.rbc.ru/own_business/22/08/2016/57baae8c9a794757dea58aa1

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] http://svpressa.ru/society/news/154955/

[7] К.Маркс, Ф.Энгельс – Полн.собр. соч. – Т.23, стр. 772

[8] Класс мелких собственников (мелких хозяйчиков), владеющих средствами производства и работающих на них на рынок.

Читайте также: