Что происходит во Франции?

Французское правительство решило фактически повторить перелом во внутренней политике Германии «Агенда 2010».

 Интересно, что этот поворот (с принятием закона Харц4 и общим ужесточением ситуации) в Германии также совершила правящая в то время партия СДПГ, то есть как бы «левая» партия. И теперь этот неолиберальный скачок во Франции хочет совершить Олланд, опять же «социалист».
Обоснование этой «реформы рынка труда» — как раз то, что Германия, усилив эксплуатацию собственных рабочих (привет всем сторонникам идеи о том, что «в первом мире ничего не производят»), сумела достичь ведущего положения в Европе; немецкие капиталисты, короче говоря, обошли в конкурентной борьбе французских капиталистов. и последним это как-то неприятно. Они теперь думают, как бы это из французов тоже побольше выжать прибыли.
Еще бы, ведь в Германии социальные расходы «работодателей» на каждую зарплату (т.е. выплаты на соц.страховки) снизились с 2000 до 2009 года на 1,3 процента, а во Франции они за это же время на 17% выросли, сами зарплаты в Германии на 0,8% снизились, во Франции на 9% выросли, соответственно, продукция немецких фирм удешевилась. Немецкие фирмы стали продавать внутри Еврозоны не 25% товаров, а уже 28, а у французских данный показатель упал с 16 до 13%.
Беспокоясь за французских капиталистов, правительство Олланда вводит «реформу рынка труда», в результате которой будет сильно ослаблена защита работника от увольнения, уменьшена роль тарифных договоров и обезоружены профсоюзы. Профсоюзы во Франции, как и в Германии, являются легальной частью общей системы, но это та часть, которая позволяет трудящимся хоть как-то добиваться того, чтобы зарплаты следовали за ростом инфляции, и социальные ухудшения наступали не так быстро.
Соответственно, видя ухудшение положение немецких трудящихся, их французские товарищи как-то не стремятся допустить и у себя такое.
Ведь в Германии это ухудшение вполне реально.Так, число занятых в секторе низких зарплат увеличилось на 5% (с 18,4 в 1998 году до 23,6% в 2009). Хотя (по статистике, о которой надо говорить отдельно) число безработных уменьшилось, выросло на 5% число тех, кто зарабатывает менее 60% среднего заработка по стране. Самые богатые 10% немцев еще увеличили свои капиталы, а покупательная способность всего населения упала на 20%. Детская бедность выросла только с 2000 по 2006 год на 26,3 процента. Короче говоря, «жить стало хуже, жить стало грустней».
Поэтому сейчас во Франции идут массовые забастовки и уличные протесты. При этом по разным опросам от 59 до 69 процентов населения полностью поддерживают протестующих и требуют прекратить «реформу рынка труда».
Профсоюз ЦГТ, в который входят 700 000 рабочих, прекратил как транспортное сообщение, так и обеспечение энергией, организовав забастовки на электростанциях, в т.ч. атомных. Полиция применяет против бастующих и блокирующих пути рабочих спецсредства.
Словом, привет всем, у кого давно «работают роботы», нет никаких классов и классовой борьбы, а в Европе живут вообще одни трутни, которые ничего-не-делают а только эксплуатируют третий мир.
Другой вопрос, что без боевой активной коммунистической партии (коей во Франции нет, ФКП не считаем), скорее всего, в итоге все равно «реформы» продавят. Протестовать против повышения пенсионного возраста во Франции вышел на улицы 1 миллион человек. Немцам до такого — как до неба. Однако возраст все равно повысили.
Но когда-нибудь это изменится. Салют французским товарищам!
 Яна Завацкая
 Специально для Красного ТВ
Источник

Читайте также: