ЭПОХА МИРОВОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Мазур Олег Анатольевич,
Невинномысский институт
экономики, управления и права,
доктор экономических наук


Коммунизм как научное, идеологическое отрицание капитализма  развивается с XIX века и будет развиваться в этом качестве до конца капитализма. Коммунизм как становление общественно-экономической формации родился в России 25  октября (7 ноября) 1917 года, живет в Китайской Народной Республике, на Кубе, в Лаоской Народно-Демократической Республике, в Социалистической Республике Вьетнам. Первая фаза коммунизма – социализм, построена в Корейской Народно-демократической республике. В принципе по отношению к коммунизму можно применить слова песни –  «Есть у революции начало, нет у революции конца».

В России в октябре 1917 года была установлена диктатура пролетариата – необходимое условие создания коммунизма как общественной формации. С 1917 в борьбе с капитализмом (вначале в гражданской войне, затем с капиталистическим и мелкобуржуазным укладами) впервые в мировой истории происходило становление коммунизма, завершившееся в середине 30-х годов созданием в СССР социализма, то есть коммунистического общества в его первой фазе развития. Создание социализма в СССР практически подтвердило научное положение, выведенное Владимиром Ильичом Лениным о возможности победы «социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств».[1]

Переход от капитализма к коммунизму есть содержание современной эпохи. В результате победы СССР в Великой Отечественной войне и Второй мировой войне укрепились коммунистические движения в Центральной Европе, Китае, Корее, Вьетнаме, Лаосе, что привело к становлению в этих странах коммунизма и созданию мировой коммунистической системы.

В.И. Ленин утверждал, что социалистическую революцию

«нельзя рассматривать, как один акт, а следует рассматривать, как эпоху бурных политических и экономических потрясений, самой обостренной классовой борьбы, гражданской войны, революций и контрреволюций».[2] Так оно и происходит в мировой истории.

Кстати, подобным образом оно и происходило с мировой капиталистической революцией. Она началась в Нидерландах в XVI веке, продолжилась в Англии в XVII веке, распространилась на Европу Великой Французской революцией, на штыках наполеоновских войск была экспортирована в Германию, Австрию, Италию, перекинулась через океан, в Северную Америку и нашла свое завершение в России в Феврале 1917 года.  Такова эпоха мировой капиталистической революции – два века понадобилось, чтобы капитализм стал мировой системой, и около четырёх веков – чтобы победить на всех континентах.

А эпоха мировой коммунистической революции 7 Ноября 2017 года вступит только во второе свое столетие. Эта эпоха отмечена как великими победами, так и контрреволюциями.

Коммунизму понадобилось менее четырех десятилетий, чтобы стать мировой общественно-экономической системой, которая объединяла 13 государств с совокупным населением, превышающим совокупное население наиболее развитых капиталистических стран.

Победа СССР в самой значительной войне в истории человечества привела к уничтожению фашистских государств, к созданию условий для становления коммунизма в Европе. Вместе с тем, Советский Союз в результате блестящей военной кампании в Китае и Корее, потери в которой в десятки раз меньше, чем какой-либо крупной операции в Великой Отечественной войне, создал условия для победы коммунизма в Восточной Азии. И эта победа имеет поистине всемирно-историческое значение, что особенно отчетливо осознается после контрреволюций, совершенных в СССР и странах Центральной Европы.

Август 1945 года – начало революции во Вьетнаме, которая в 1954 году переросла в революцию коммунистическую, охватившую также Лаос и Камбоджу, в 1948 году была создана Корейская Народно-Демократическая Республика, в 1949 году провозглашена Китайская Народная Республика.

Победа СССР в войне с Японией стала решающим условием начала становления коммунизма в Китае, Индокитае на Корейском полуострове. Вместе с тем коммунистическое движение возникло в этой части человечества после Великой Октябрьской социалистической революции и под ее влиянием. Во Вьетнаме и Китае коммунистические партии возникли в 20-х годах, постепенно усиливались в национально-освободительной и классовой борьбе, которую поддерживал Коминтерн. СССР оказывал прямое содействие Коммунистической партии Китая, ее вооруженным силам вооружением и советниками.

Активизация движений за национальное и социальное освобождение в Латинской Америке после Второй мировой войны привела к победе социалистических сил на Кубе. Проведение последовательной аграрной реформы и национализация предприятий, опора на поддержку Советского Союза привела к построению социализма на Кубе.

Если раньше коммунизм господствовал в самой большой по территории стране, то после Второй мировой войны коммунизм живет в самой большой по населению стране – Китае. Именно сохранение и развитие коммунизма в такой стране и позволяет сохраняться и развиваться мировой коммунистической системе.

Реальный ВВП Китая вырос с 1991 года по 2014 год с 577 млрд. дол до 5270 млрд. долл., то есть в 9,13 раза, тогда как реальный ВВП России вырос за этот период с  801 млрд. долл. до  1000 млрд. долл., то есть в 1,25 раза[3]. Еще отчетливее разница, измеренная в постоянных ценах национальной валюты. За этот период ВВП России увеличилось только на 18%, то есть существенно не изменился, тогда как ВВП Китая увеличился на 815 %[4]. И если в 90-х годах можно еще было аргументировать высокие темпы роста экономики Китая «низкой базой», то сейчас, когда технический уровень большинства отраслей китайской экономики превосходит таковой в России, этот аргумент не работает. Причины быстрого роста экономики КНР – в сохранении и развитии государственного управления экономикой, в сердцевине которого – планирование развития народного хозяйства. В России же отсутствует не только долгосрочное, но и даже пятилетнее программирование, не говоря уже о планировании.

Китайская Народная Республика находится в переходном периоде от капитализма к коммунизму. В Китае господствуют коммунистический и государственно-капиталистический уклады, отличие которых – в том, что коммунистический уклад непосредственно направлен на реализацию коренных интересов рабочего класса, а государственно-капиталистический нацелен на производство прибыли. Серьезное влияние имеет и частно-капиталистический уклад, быстро развившийся с 80-х годов. Основой мелкобуржуазного уклада стали семейные хозяйства в аграрной сфере и мелкая торговля. Переход к подобной структуре укладов в  истории нашей страны назван «новой экономической политикой», к которой большевики прибегли с целью восстановления экономики после тяжелой гражданской войны. Во время НЭП сознательно укреплялись коммунистический и государственно-капиталистический уклады, формировалась система планирования народного хозяйства. В результате коллективизации сельского хозяйства и кооперации торговли были уничтожен мелкобуржуазный уклад. Плановое управление, подчинив предприятия государственно-капиталистического уклада единому плану, превратило их в предприятия коммунистического уклада. Тем самым была установлена общественная (коммунистическая) собственность на средства производства и впервые в мире создана коммунистическая общественно-экономическая формация.

В современном Китае происходит борьба коммунистического и государственно-капиталистического уклада, с одной стороны, и буржуазного и мелкобуржуазного укладов, с другой[5]. Судьба этой борьбы будет зависеть от разрешения противоречия коммунистического и государственно-капиталистического укладов, которое будет позитивным в процессе подчинения государственно-капиталистического уклада интересам общества. Основой разрешения данного противоречия является то, что государственная собственность – это собственность господствующего класса, то есть в условиях диктатуры пролетариата – рабочего класса, возглавляемого коммунистической партией.

В Конституции КНР написано: «Государство по своему характеру является народно-демократической диктатурой, возглавляемой рабочим классом и основанной на союзе рабочих и крестьян. Народно-демократическая диктатура – суть диктатура пролетариата. Рабочий класс – это руководящий класс страны, а крестьянство – как союзник рабочего класса, тоже является руководящим классом.»[6]

Термин «народно-демократическая диктатура» далек от марксизма, и, скорее всего, для определенности, в конституции сделали важнейшее уточнение, что она – «суть диктатура пролетариата». В Уставе Коммунистической партии Китая применяется термин «народно-демократическая диктатура». Высшим идеалом и конечной целью партии является осуществление коммунизма.[7]

В Уставе КПК, который, по сути, включает в себя и программу, написано, что Китай находится на начальном этапе социализма: «Наша страна находится и будет еще долго находиться на начальной стадии социализма. Этот неминуемый исторический этап осуществления социалистической модернизации в экономически и культурно отсталом Китае займет не менее ста лет.»[8] Точнее говоря, Китай находится не в первой фазе коммунизма – социализме, а в переходном к социализму периоде. И когда закончится этот переход, решит борьба коммунистического и капиталистического укладов, которая зависит от устойчивости государства диктатуры пролетариата, от борьбы с мелкобуржуазностью и буржуазностью внутри правящей партии и руководства страной. В СССР эта борьба была проиграна, и результат – поражение коммунизма, разрушение страны, потеря десятков лет в развитии русской цивилизации.

Угроза того, что в Китае коммунистическое начало может потерпеть поражение, реальна. Значительные успехи экономики Китая, достигнутые под лозунгом «социалистической рыночной экономики»[9] порождают иллюзии о «гармонии социализма и рынка». В Уставе КПК написано: «На нынешнем этапе главное противоречие нашего общества есть противоречие между постоянно растущими материально-культурными потребностями народа и отсталым общественным производством. В силу внутренних факторов и зарубежного влияния классовая борьба будет в определенных рамках еще долго существовать, а при известных условиях, возможно, и обостряться, но она уже перестала быть главным противоречием.»[10] Правильно признавая возможность обострения классовой борьбы, китайские коммунисты отводят ей не первостепенную роль.

Вместе с тем в Уставе КПК утверждается: «Твердое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства со стороны Коммунистической партии Китая и марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна – основа основ нашего государства. Во всем процессе социалистической модернизации необходимо твердо держаться этих четырех основных принципов и бороться против буржуазной либерализации.»[11]  Очевидно, что такой основополагающий документ, как устав партии, содержащий программные положения, отражает политическую, классовую борьбу внутри самой КПК, которая делает выводы из поражения коммунизма в СССР, но еще не сделала ряд нужных выводов: о невозможности «социалистической рыночной экономики», о первичности и фундаментальности классовой борьбы, о необходимости выборов по производственному, а не по территориальному принципу, систематического вычищения буржуазных элементов из партии.

Китайское руководство формулирует стратегическую цель движения к коммунизму, ставит долгосрочные, на пол столетия цели, но не разработало до сих пор долгосрочный, лет на 20, план развития страны. Без такого плана задачу построения социализма решать будет гораздо сложнее и дольше, менее эффективно и с большими затратами. Научно обоснованный долгосрочный план развития страны ускорит построение социализма, усилит коммунистический уклад, мобилизует силы и средства и ослабит возможности буржуазных и мелкобуржуазных сил.

По мере движения к социализму, неизбежно будет расти сопротивление буржуазных сил, обостряться классовая борьба. И Китаю предстоит пройти через это обострение, и от того, как будет осуществлена диктатура пролетариата в этот период, зависит развитие коммунизма в XXI веке, зависит судьба Вьетнама, КНДР, Лаоса, Кубы.

Россия как наследница СССР, создавшего условия для коммунистической революции в Китае, теперь сама во многом зависит от ситуации в Китае. Китай – импортер топливо-энергетических ресурсов, поставщик не только потребительских товаров, но и стратегически важного оборудования и электронных компонентов. Важно и то, что Китай в силу масштабов экономики и вовлеченности в международное разделение труда объективно становится основным конкурентом США и Евросоюза, отвлекая их от противостояния с пока еще экономически ослабленной Россией.

Очень существенно, что Китайская Народная Республика своим экономическим продвижением доказала действенность государственного регулирования и прямого управления экономикой, что резко контрастирует с беспомощностью и вредностью «либерального», монетаристского курса российского правительства. Россия с таким вредительским правительством, добровольно выполняющим указания ФРС США, с правительством не реализующим даже неокейнсанские меры по стимулированию производства (рост расходов бюджета, снижение ставки, рост доходов населения) обречено на застой и крушение остатков экономики. И чем дольше будет править подобное правительство, тем резче и жестче будет переход к госрегулированию, тем резче будет переход к новой социальной системе. Рано или поздно российской буржуазии придется обратиться к практике активного государственно-монополистического регулирования с целью сохранения себя в качестве господствующего класса, что приведет к укреплению государственно-монополистического капитализма. А между ним и социализмом никаких ступенек, этапов нет.

Поворотным периодом противостояния коммунизма и капитализма становится ближайшие десятилетия по причине того, что Китайская Народная Республика превзошла крупнейшую капиталистическую экономику не только по валовому внутреннему продукту (измеренному по паритету покупательной способности), но, что более важно, по промышленному производству. Даже СССР такого не достиг. Китай стал всемирной «фабрикой», подобно тому, как некогда Англия была всемирной «мануфактурой».

Масштабы китайской промышленности сильно влияют на мировую капиталистическую экономику, на протекание мирового кризиса капиталистической системы. Рост в 2-3 % в год считается в капиталистических странах хорошим продвижением, даже в недоразвитых странах, с низкой базой экономического развития, тогда как Китай показывает бескризисное развитие в течение более чем трех десятилетий.

Империалистическим государствам все сложнее эксплуатировать слаборазвитые и среднеразвитые страны, так как многие из них получили новый, китайский источник капиталовложений и новый, огромный рынок сбыта. США, Евросоюз и Япония потеряли существенную часть промышленного потенциала, переведенного в другие страны, прежде всего в Китай и Индию. США, Евросоюз и Япония становятся критически зависимыми от промышленности Китая.

Причина, усиливающая обострение общего кризиса капитализма на его высшей стадии – империализма, – это рост экономического влияния Китая, ставшего мировым лидером промышленного производства. В погоне за ростом нормы прибыли капитал устремился в Китай, обостряя проблемы безработицы и генерирования стоимости на своей территории. Страны ОЭСР уже не способны к нормальному росту в 7% в год, то есть они не способны к нормальному обновлению средств производства. Это ведет к устареванию в них основного капитала. И никакие стимулирующие неокейнсианские вливания триллионов долларов, евро и низкие, даже отрицательные, ставки ссудного процента, лишь замедляют процессы угасания промышленности в пока наиболее развитых капиталистических странах, но не могут остановить это угасание.

Если мировая капиталистическая система могла в принципе изолироваться от СССР и стран Совета Экономической Взаимопомощи, то от Китая они изолироваться уже не могут. Следовательно, их возможности для создания помех для строительства  социализма в Китае, Вьетнаме, Лаосе значительно уменьшились.

Следовательно, движение к коммунизму в Китае, и, значит, во всем мире, будет зависеть от китайского рабочего класса и его авангарда. И что примечательно, поддержка этого процесса может быть получена со стороны российской буржуазии и, естественно, со стороны рабочего класса России.

Почти сто лет назад была нарушена монополия капиталистической формы общества. Советская Россия открыла эпоху перехода от капитализма к коммунизму. СССР создал первое коммунистическое общество. И, несмотря на поражения коммунизма на его родине, человечество продолжило свое движение в коммунизм. Население Китая, Вьетнама, КНДР, Кубы, Лаоса составляет более 1450 миллионов человек, что в полтора раза превышает население стран Евросоюза, США, Японии, Канады, Австралии. Рождаемость и темпы экономического роста в Китае, Вьетнаме, КНДР, Лаосе выше, чем Евросоюзе, США, Японии, Канаде, Австралии. Следовательно, влияние коммунистических стран в мире будет расти, а кризис капиталистической системы нарастать.

Противоречия внутри капиталистического мира отталкивают многие капиталистические страны от империалистических государств. Буржуазия Индии, России, Южно-Африканской Республики, Бразилии, ряда других стран объективно стремится освободиться от зависимости от империалистических центров, от того, чтобы продавать по монопольно низким ценам свои товары, покупать по монополистически высоким ценам товары из США, ЕС, Японии. Буржуазия этих стран стремится освободиться от угрозы прямого подавления силами империализма, подобно тому, которое было произведено США и их сателлитами по отношению Ирака и Ливии. В одиночку даже такие большие страны, как Индия и Бразилия, не способны противостоять империализму, поэтому они неизбежно сближаются с мощным коммунистическим Китаем. Поэтому и формируются такие организации, как БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика. И это несмотря на то, что у Китая и Индии есть взаимные территориальные претензии. Неимпериалистические капиталистические страны находят в Китае противовес США, ЕС и Японии.

И что в перспективе? Нарастание населения и производства в Китае, Вьетнаме, Лаосе, КНДР, сближение с Китаем огромной Индии, Бразилии, Южно-Африканской Республики с растущими экономиками постепенно обеспечат доминирование в мировой экономике Китайской Народной Республики. Это приведет к усилению тенденции распространения системы, которая показала эффективность в экономике Китая. Будут усиливаться государственные сектора в Бразилии, Индии, других странах. Кстати, в России, в условия постоянного приватизаторского зуда нынешнего правительства, национализирована Башнефть, растут активы Ростеха, создание Роснефти на базе активов Юкоса и т.д.

То есть будет рост государственно-монополистического капитализма. А, как известно, между госкапитализмом и социализмом других ступеней нет. Ключевой задачей в этих условиях является обращение государственной монополии на пользу обществу, что и будет социализмом. А это уже революционный переход. И может сложиться ситуация благодаря доминированию в мировой экономике Китайской Народной Республике, что коммунистические революции могут оказаться вполне мирными. Такими, какими были революции после Второй мировой войны в Чехословакии, Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии.

Дальнейшие этапы мировой коммунистической революции имеют предпосылки мирных революций, возможно, будут и вооруженные восстания. Но обострение противостояния с центрами империализма неизбежно. И если возможность мировой войны отрицается наличием и воспроизводством ядерного оружия, то поддержка внутренней контрреволюции империалистическими государствами неизбежна. Следовательно, неизбежно и обострение классовой борьбы по мере движения мира к коммунизму.

Почти сто лет разрешается противоречие  прогрессивной, коммунистической общественно-экономической формации, и реакционной, капиталистической, почти сто лет эпохе революционного перехода от капитализма к коммунизму. И перспективы выживания и развития человечества объективно связаны с действительно общественной формацией – коммунизмом. Эпоха мировой коммунистической революции продолжается.


[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26. С. 354

[2] Там же. С. 352.

[3] URL: http://data.trendeconomy.ru/indicators/GDP_constant_prices/China?country=Russia (дата обращения: 27.11.2016)

[4] URL: http://data.trendeconomy.ru/indicators/Gdp_Constant_Lcu/China?country=Russia (дата обращения: 27.11.2016)

[5] Ситников А. КПК Китая: самое опасное — это российский путь. URL:  http://svpressa.ru/world/article/159392/ (дата обращения: 27.11.2016)

[6] URL: http://russian.china.org.cn/china/archive/politics/txt/2002-05/28/content_2032292.htm (дата обращения: 27.11.2016)

[7] См.: URL:  http://russian.china.org.cn/china/archive/shiqida/2007-09/19/content_8914381.htm (дата обращения: 27.11.2016)

[8] Там же

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

Читайте также: