Какова разница между партией и клубом филателистов?

В.Е.Лещук,
главный редактор газеты «За рабочее дело»


Мнения публичные и приватные

Мнение высказанное публично.

Публично высказанное мнение филателиста трудно связать с клубом, если он специально не заявит, что выражает мнение клуба. Да и то ему можно не поверить. В конце концов — откуда нам знать, весь клуб с ним согласен или частично.

Спрос меньше, ответственность тоже. Никто не связывает идеологию и любовь к маркам.

В партии наоборот — партия это объединение на почве, основе и внутри идеологии.

Каждое заявление члена партии — будет, должно (и это правильно) трактоваться как часть идеологической платформы.

Если она поперёк объявленной — скажут о разброде и шатании, расколе, несерьёзности.

Враг с удовольствием воспользуется и будет, тактически, абсолютно прав, более того, не воспользоваться шаткостью в политике — дело тупорылых идеалистов.

Друг удивится и задумается, а стоит ли связывать себя с такой партией? Если они не могут договориться, если выносят на публику ортогональные мнения (кстати, именно как мнения, а не как знания будут восприниматься тогда все позиции), то не изменят ли в решающую минуту. Пойдём на приступ, а внутри партии мнения. А ну как они со своими публичными спорами по коренным вопросам спрыгнут в сторону, а нам-то деваться некуда.

Болото развлечётся, признает очередными политическими клоунами и выбросит из головы.

Публичные мнения членов партии — всегда мнения члена партии и частным мнением, отделённым от партии быть не могут.

Мнение высказанное приватно.

Ну, а если член партии высказывается поперёк партии в частной, не публичной беседе, дома на кухне?

Запретить такое (вообще запретить иметь и высказывать своё мнение невозможно) нельзя. Но про таких товарищей надо знать, что мнение их не партийное, рано или поздно, а в период обострения — рано, оно станет публичным. И тогда можно вернуться к предыдущей главе.

Вопрос о возвышении мнения до знания я не ставлю.

Предположу заранее, что мнение опирается на какие-то факты, а не является высосанным из пальца от и до.

Обсуждение мнения партийца или филателиста.

Достойно ли, нужно ли, стоит ли терять время?

Мнение будут обсуждать, если оно достойно обсуждения. Серенькое мнение, слабая статья пройдёт незамеченными. Но сильная статья, мнение, затрагивающее основы (идеологии или теории и практики филателии) будут обсуждаться. Прятать ли организации голову в песок или выводить обсуждение из тени на свет?

Филателистам — пофигу.

Партийцам — нет.

Во первых, все ортогональные мнения выявляются чаще всего (бывает и не так) в период политического обострения. Поэтому, все высказывания излишне миролюбивых партийцев о том, что «сейчас не надо», надо потом, когда успокоится — глупость. Предмет спора возникает в период обострения и разрешать его надо как можно быстрее.

Во вторых, надо ли хаотично обсуждать, писать ругательные комментарии, выносить обсуждение на публику?

Принимаю за основу, что любая атака или оборона правильны и хороши, когда они тщательно подготовлены и своевременны. Любой хаос губителен.

Но есть ли время на подготовку, есть ли силы? А ответ должен быть быстрым. День — два и всё, поздно. У противника, конечно, в такой ситуации положение лучше, он то подготовился заранее, выступил раньше и с ранее намеченных позиций.

Ответ, вероятно, будет не столь хорошим. Но отсутствие ответа хуже не самого лучшего ответа. Понятно, что можно так ответить, что хоть святых выноси. Но это проблема всей партии, если на одно неправильное мнение партийца отвечают ещё худшим — то дело плохо. Партия отсутствует. Есть только видимость сущности.

Посыпать ли голову пеплом?

Вообще, в период решающих боёв надо не голову посыпать пеплом, а маневрировать и компенсировать нанесённый мнением вред.

В период активизации политики надо пользоваться этими мнениями для чистки рядов. Ведь обострения выявляют дремавшие в спокойный период мнения. Глупо не пользоваться такими возможностями.

И дело не только и не столько в избавлении от источника мнения. Дело в партийной учёбе.

Высказывая свою позицию в критике глупого мнения, партия упрочняет свою позицию, а партийцы производят корректировку своих знаний.

Кто-то из них придёт к выводу, что он не в той партии, не в ту дверь зашёл. Надо помочь ему выйти, со всем уважением.

Да, посыпать голову пеплом — значит остановиться, отвлечься от быстро меняющегося мира, от движения на плач и скрежет зубовный. У нормальной партии и партийцев на это времени, особенно в острый момент, нет.

Вред нанесён. По злобе или глупости член партии нанёс вред, объективно выступил на стороне врага. Надо латать прореху в обороне, подтягивать резервы, проводить учёбу в войсках.

Ведь остальной враг своих действий не прекратил, пользуется любой заминкой.

А если партиец просто некорректно высказался?

Забыл преамбулу, в которой он всё ставит на свои места? Забыл написать вывод? Если это короткий пост в соц.сети, где не предусмотрено длительное описание исходных данных? В общем, если дело не в мнении ортогональном партии, а в некорректном изложении?

Во вторых, разбираться надо, разбираться быстро и полностью. Нужен письменный ответ такого партийца, где он излагает полностью свою, вполне правильную, позицию и описывает, каким макаром он некорректно её изложил. Понять? Простить? Это всё потом.

Потому что, во первых, вред нанесён объективно, слова поняты так, как они написаны, любое оправдание, буде в лице товарищей оно снимет всю напряжённость, во вне партии сохранится как «дыма без огня не бывает».

Следовательно. На публичное выступление партийца, не совместимое по форме (а как по сути — потом выясним) антипартийное, должно получать немедленный партийный ответ, как на выступление врага.

Вот именно такая позиция и является правильным «не вынесением сора из избы». Любое оправдание (да ещё и публичное) товарища со стороны других членов партии, любое замалчивание — всегда действует ободряюще на врагов и отупляюще на своих.

Да, а в качестве фактов, подтверждающих мои слова, рекомендую прочитать документы из истории партии. Они показывают, что всегда, когда проявлялась мягкость к ошибающимся, партия теряла силы. А когда позиция была строгой, принципиальной и научной, партия прибавляла.

И, как видите, я не перешёл на личности. Хотя хотел.

Читайте также: