КАПИТАЛИЗМ И КОММУНИЗМ: ВХОЖДЕНИЕ ВО ВТОРОЕ СТОЛЕТИЕ БОРЬБЫ

Мазур Олег Анатольевич,
доктор экономических наук,
Невинномысский институт экономики, управления и права


Коммунизм как учение, научная идеология, как отрицание капитализма развивается с XIX века и будет развиваться в этом качестве до конца капитализма. Коммунизм как становление общественно-экономической формации родился в России 25  октября (7 ноября)1917 года, живет в Китайской Народной Республике, на Кубе, в Лаосской Народно-Демократической Республике, в Социалистической Республике Вьетнам. Первая фаза коммунизма — социализм построена в Корейской Народно-Демократической Республике.

В России в октябре 1917 года была установлена диктатура пролетариата — необходимое условие создания коммунизма как общественной формации. С 1917 г. в борьбе с капитализмом (вначале в гражданской войне, затем с капиталистическим и мелкобуржуазным укладами) впервые в мировой истории происходило становление коммунизма, завершившееся в середине 30-х годов созданием в СССР коммунистического общества в первой фазе его развития — социализма.

Переход от капитализма к коммунизму стал содержанием современной эпохи. В результате победы в СССР в Великой Отечественной войне и Второй мировой войне укрепились коммунистические движения в Центральной Европе, Китае, Корее, Вьетнаме, Лаосе, что привело к становлению в этих странах коммунизма.

После завершения становления коммунизма, завершения прехождения капитализма, в коммунизме сохраняется момент отрицания коммунизма, то, что классики марксизма назвали «родимыми пятнами» капитализма. Воспроизводятся момент товарности как отрицание непосредственно-общественного производства, момент классовости как отрицание бесклассовой природы коммунизма, момент стихийности как отрицание планомерности, момент бюрократизма и карьеризма как отрицание социалистической системы управления, воспроизводятся моменты, вызываемые реализацией таких индивидуальных и групповых интересов, которые состоят в том, чтобы дать обществу поменьше, а взять побольше. Именно этим характеризуется мелкобуржуазность. Сохранение данных моментов отрицания коммунизма внутри коммунизма и отличают первую фазу коммунизма — социализм, от полного коммунизма.

Реализация этих мелкобуржуазных интересов противоположна общественным интересам. Положительное разрешение данного противоречия возможно только при условии последовательного проведения коренных интересов рабочего класса, которые и есть общественные интересы, так как рабочий класс может улучшать свое положение, только улучшая положение остальной части общества. Следовательно, для проведения общественных интересов необходима диктатура пролетариата, наиболее последовательной формой которой являются Советы, формируемые делегатами, избранными от производственных коллективов.

Социализм, тем самым, есть коммунизм с моментами его отрицания, являющимися «родимыми пятнами» капитализма. Отрицание момента отрицания коммунизма в коммунизме — определенность социализма, который развивается в полный коммунизм по мере успеха в борьбе со своим отрицанием.

Ослабление и разрушение диктатуры пролетариата приводит к расширенному воспроизводству таких отрицательных моментов коммунизма как товарность, классовость, стихийность, бюрократизм, и в итоге — к реставрации диктатуры буржуазии. Отрицательные моменты коммунизма, такие, как товарность, классовость, стихийности, бюрократизм находят свое воплощение в действиях членов общества, на многих влияют таким образом, что они становятся сторонниками расширения этих моментов. Если проникновение сторонников отрицательных моментов коммунизма в руководство государства диктатуры пролетариата не встречает достаточного сопротивления, то создаются субъективные предпосылки реставрации капитализма. Самой мощной профилактикой проникновения подобных кадров в руководство государством являются действительные Советы, избираемые по производственным единицам и осуществляющие отзыв тех делегатов, кто не проводит коренные интересы рабочего класса. Переход в СССР в середине 30-х годов к территориальной системе выборов создал предпосылки для подрыва диктатуры пролетариата, которая сохранялась благодаря проведению государством интересов рабочего класса партийным и советским руководством страны.

Подрыв государства диктатуры пролетариата в СССР в результате исключения положения о государстве диктатуры пролетариата в программе КПСС на XXII съезде КПСС, проведения на практике отхода от диктатуры пролетариата (нарушение единства партийной работы путем разделения партийных органов на сельские и городские, подрыв централизованного управления народных хозяйством ослаблением отраслевого управления и введением совнархозов, отказ от понижения цен и сокращения рабочего дня, расстрел рабочих в Новочеркасске) привел к перерастанию мелкобуржуазности в буржуазность. Экономическая реформа, нацелившая производство на получение прибыли вместо снижения себестоимости, на повышение цен вместо их понижения, на валовые стоимостные показатели в ущерб номенклатуре и качеству изделий, привели к дефициту продуктов, созданию системы «спецраспределителей», «блату», к стимулированию перерастания мелкобуржуазности в буржуазность. В системе управления усиливался карьеризм, стремление к собственному благополучию при безразличии к интересам общества. На этих основаниях возникла и укреплялась «партийно-советская» буржуазия в управлении страной и подпольная буржуазия в торговле и производстве («цеховики»).

В конце 80-х годов произошло разрастание буржуазности, вынесшее в руководство страной Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе и им подобных, которые, используя централизованную систему управления страной, подрывали коммунистические отношения в СССР.

В 1991 году в СССР завершается контрреволюционный переходный от коммунизма к капитализму период, начавшийся в конце 50-х годов. Капитализм был реставрирован во всех республиках, возникших на территории СССР.

Если раньше коммунизм господствовал в самой большой по территории стране, то сейчас коммунизм живет в самой большой по населению стране — Китае. Именно сохранение и развитие коммунизма в такой стране, хотя пока еще на этапе становления, и позволяет сохраняться и развиваться мировой коммунистической системе.

Реальный ВВП Китайской Народной Республики вырос с 1991 года по 2014 год с 577 млрд. долл. до 5270 млрд. долл., то есть в 9,13 раза, тогда как реальный ВВП России вырос за этот период с 801 млрд. долл. до 1000 млрд. долл., то есть в 1,25 раза. Еще отчетливее разница, измеренная в постоянных ценах национальной валюты. За этот период ВВП России увеличился только на 18%, то есть существенно не изменился, тогда как ВВП Китая увеличился на 815%. И если в 90-х годах можно еще было объяснять высокие темпы роста экономики Китая «низкой базой», то сейчас, когда технический уровень большинства отраслей китайской экономики превосходит таковой в России, этот аргумент не работает. Причины быстрого роста экономики КНР — в сохранении и развитии государственного управления экономикой, в сердцевине которого — планирование развития народного хозяйства. В России же отсутствует не только долгосрочное, но и даже пятилетнее программирование, не говоря уже о планировании.

В современном Китае происходит борьба коммунистического и зависимого от него государственно-капиталистического уклада, с одной стороны, и буржуазного и мелкобуржуазного укладов, с другой. Судьба этой борьбы будет зависеть от разрешения противоречия коммунистического и государственно-капиталистического укладов, которое будет позитивным в процессе подчинения государственно-капиталистического уклада интересам общества. Основой разрешения данного противоречия является то, что государственная собственность — это собственность господствующего класса, в условиях диктатуры пролетариата — рабочего класса, возглавляемого коммунистической партией.

В Конституции КНР записано:

«Государство по своему характеру является народно-демократической диктатурой, возглавляемой рабочим классом и основанной на союзе рабочих и крестьян. Народно-демократическая диктатура — суть диктатура пролетариата. Рабочий класс — это руководящий класс страны, а крестьянство — как союзник рабочего класса, тоже является руководящим классом».

Термин «народно-демократическая диктатура» далек от марксизма, и, скорее всего, для определенности, в Конституции сделали важнейшее уточнение, что она — «суть диктатура пролетариата». В Уставе Коммунистической партии Китая применяется термин «народно-демократическая диктатура». Высшим идеалом и конечной целью партии является осуществление коммунизма.

В Уставе КПК, который, по сути, включает в себя и программу, написано, что Китай находится на начальном этапе социализма:

«Наша страна находится и будет еще долго находиться на начальной стадии социализма. Этот неминуемый исторический этап осуществления социалистической модернизации в экономически и культурно отсталом Китае займет не менее ста лет».

Китай находится не в первой фазе коммунизма — социализме, а в переходном к социализму периоде. И когда закончится этот переход, решит борьба коммунистического и капиталистического укладов, которая зависит от устойчивости государства диктатуры пролетариата, от борьбы с мелкобуржуазностью и буржуазностью внутри правящей партии и руководства страной. В СССР эта борьба рабочим классом была проиграна, и результат — поражение коммунизма, разрушение страны, потеря десятков лет в развитии русской цивилизации.

Угроза того, что в Китае коммунистическое начало может потерпеть поражение, реальна. Значительные успехи экономики Китая, достигнутые под лозунгом «социалистической рыночной экономики» порождают иллюзии о «гармонии социализма и рынка». В Уставе КПК написано: «На нынешнем этапе главное противоречие нашего общества есть противоречие между постоянно растущими материально-культурными потребностями народа и отсталым общественным производством. В силу внутренних факторов и зарубежного влияния классовая борьба будет в определенных рамках еще долго существовать, а при известных условиях, возможно, и обостряться, но она уже перестала быть главным противоречием». Правильно признавая возможность обострения классовой борьбы, китайские коммунисты отводят ей не первостепенную роль.

Вместе с тем в Уставе КПК утверждается: «Твердое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства со стороны Коммунистической партии Китая и марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна — основа основ нашего государства. Во всем процессе социалистической модернизации необходимо твердо держаться этих четырех основных принципов и бороться против буржуазной либерализации». Очевидно, что такой основополагающий документ, как устав партии, содержащий программные положения, отражает политическую, классовую борьбу внутри самой КПК, которая делает выводы из поражения коммунизма в СССР, но еще не сделала ряд нужных выводов: о невозможности «социалистической рыночной экономики», о первичности и фундаментальности классовой борьбы, о необходимости выборов по производственному, а не по территориальному принципу, систематического вычищения буржуазных элементов из партии.

Китайское руководство формулирует стратегическую цель движения к коммунизму, ставит долгосрочные, на полстолетия цели, но не разработало до сих пор долгосрочный, лет на 20, план развития страны. Без такого плана задачу построения социализма решать будет гораздо сложнее и дольше, менее эффективно и с большими затратами. Научно обоснованный долгосрочный план развития страны ускорит построение социализма, усилит коммунистический уклад, мобилизует силы и средства и ослабит возможности буржуазных и мелкобуржуазных сил.

По мере движения к социализму неизбежно будет расти сопротивление буржуазных сил, обостряться классовая борьба. И Китаю предстоит пройти через это обострение, и от того, как будет осуществлена диктатура пролетариата в этот период, зависит развитие коммунизма в XXI веке, зависит судьба Вьетнама, КНДР, Лаоса, Кубы.

Поворотным периодом противостояния коммунизма и капитализма становится ближайшее десятилетие по причине того, что Китайская Народная Республика превзошла крупнейшую капиталистическую экономику не только по ВВП (измеренному по паритету покупательной способности), но, что более важно, по промышленному производству. Даже СССР такого не достиг. Китай стал всемирным «цехом», подобно тому, как некогда Англия была всемирной «мастерской».

Масштабы китайской промышленности сильно влияют на мировую капиталистическую экономику, на протекание мирового кризиса капиталистической системы. Рост в 2–3% в год считается в капиталистических странах хорошим продвижением, даже в недоразвитых странах, с низкой базой экономического развития, тогда как Китай показывает бескризисное развитие в течение более чем трех десятилетий и имеет темпы экономического роста на уровне 6–7 процентов. Империалистическим государствам все сложнее эксплуатировать слаборазвитые и среднеразвитые страны, так как многие из них получили новый, китайский источник капиталовложений и новый, огромный рынок сбыта. США, Евросоюз и Япония потеряли существенную часть промышленного потенциала, переведенного в другие страны, прежде всего в Китай и Индию.

США, Евросоюз и Япония становятся критически зависимыми от промышленности Китая. Если мировая капиталистическая система могла изолироваться от СССР и стран Совета Экономической Взаимопомощи, то от Китая они изолироваться уже не могут. Следовательно, их возможности для создания помех для строительства социализма в Китае, Вьетнаме, Лаосе и на Кубе значительно уменьшились.

Следовательно, движение к коммунизму в Китае, и, значит, во всем мире, будет зависеть от китайского рабочего класса и его авангарда. И, что примечательно, поддержка этого процесса может быть получена даже со стороны российской буржуазии и, естественно, со стороны рабочего класса России.

Читайте также: