ЛЕНИНИЗМ — ЭТО МАРКСИЗМ ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА

КАЗЕННОВ Александр Сергеевич,
доктор философских наук,
профессор кафедры права и истории Санкт-Петербургского
политехнического университета Петра Великого,
действительный член Петровской академии наук и искусств


От редакции.

22 апреля 2017 года на базе СПб ГБУК «Историко-культурный музейный комплекс в Разливе» пройдет ХI ЕЖЕГОДНАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «В.И.ЛЕНИН, ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»


«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Оно полно и стройно, давая людям цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнета. Оно есть законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веке в лице немецкой философии, английской политической экономии, французского социализма»[1].

1. Устарел ли марксизм?

Многие сегодняшние теоретики, в том числе в среде, считающей себя коммунистической (например, КПРФ), полагают марксизм — устаревшим, ленинизм — устаревшим, призывают к некоему «обновленному марксизму», «ленинизму XXI века» и т.п. Ответ здесь может быть весьма простым, хотя и правильным по существу: если у вас есть такой новый марксизм (или ленинизм), так предъявите его и общественность его обсудит. А если у вас нечего предъявить, то о чем речь? Тогда идут пустые разговоры, повторы по штампам религиозных ересей: «обновленное христианство», «обновленное католичество», «обновленное православие» и т.п.

И потом, что значит новый марксизм? Это такой марксизм, который стал немарксизмом? Так это мечта антикоммунистов всех мастей. Или такой, что добавил нечто новое и существенное к старому, изменив его содержание и форму? Так это и без того происходит постоянно: марксизм развивается постоянно, вбирая в себя всё новые знания из наук о природе и обществе. Или кто-то изменил саму внутреннюю форму марксизма так, что все учение преобразовалось в какое-то новое учение, вобрав в себя старое как снятый частный момент? Последнее возможно лишь на основе нового метода, когда речь заходит о смене философского метода познания или мировоззрения. К.Маркс и Ф.Энгельс соединили материализм с диалектикой и распространили диалектико-материалистический метод на понимание истории, развив, таким образом, новый метод и новое научное мировоззрение. В своём учении они сняли экономические и политические учения прошлого и взяли из философии Г. Гегеля учение о логике, дав ему материалистическую интерпретацию. Они опирались на открытия передового естествознания. Об этом и заявил Ф.Энгельс еще в 1888 году: «С каждым составляющим эпоху открытием даже в естественноисторической области материализм неизбежно должен изменять свою форму. А с тех пор, как и истории было дано материалистическое объяснение, здесь также открывается новый путь для развития материализма»[2]. В.И.Ленин не открывал нового философского метода и нового мировоззрения. Он вполне сознательно следовал методу и мировоззрению марксизма. Но он жил в новую историческую эпоху — эпоху империализма, когда в начале ХХ века, во-первых, произошел переход к новой системе мирового господства крупных империалистических держав, а во-вторых, произошли крупные научные открытия в физике, изменившие естественнонаучную картину мира. Оба эти явления были осмыслены, определены и донесены В.И.Лениным до научной и политической общественности, до рабочего класса как главного политического субъекта предстоящего исторического периода. В-третьих, марксистский метод начали применять к познанию социальной реальности во многих странах мира, в том числе — в России. Вот это — изменение марксизма, вот это — развитие марксизма. Но это — развитие самого марксизма на его методологической и мировоззренческой основе. Поэтому В.И.Ленин и называл себя и своих единомышленников «твердокаменными марксистами».

Сохранение и защита марксистской позиции и её развитие не противоречат друг другу, а предполагают друг друга: марксизм является развивающимся учением в отличие от религиозных или философских учений прошлого.

2. Преемственность в философии и развитие марксизма В.И. Лениным

Преемственность в философии давно стоит в философии как острая и сложная проблема. До середины XVIII века казалось, что каждый последующий философ не согласен с предшественниками по принципиальным вопросам и потому полностью отрицает их философские позиции, кроме, нескольких авторитетов типа Платона и Аристотеля. И только И.Кант начинает просматривать некоторые устойчивые течения в философии ближайших предшественников. И только Г.Гегель понял преемственность в философии конкретно: как противоречивое единство философских систем, как отрицание ограниченностей систем с удержанием существенного в них. Таким образом, он понял, что философия развивается как нечто целое. И это ясно видно на выдающихся философах, например, на тех же Аристотеле и Платоне. Причем, Платон себя позиционирует как четкого последователя Сократа. И это действительно так. Но кто вчитывался в произведения Платона, ясно видел: философия последнего явно отличается от позиций Сократа. Между ними явная конкретная преемственность: Платон берет у учителя главное — сознательные устойчивые определения понятий и мышление в понятиях, но использует этот способ мышления на значительно более широкий круг явлений.

Но проблемы преемственности все-таки остаются. Остается вопрос о том, кто передает «существенное», т.е. кто находится на уровне рассмотрения современных философских проблем. Можно выразить это по-другому: кто остается в философии для будущих мыслителей? Много было философствующих, но сколько из них осталось в науке, при «существенном»? Например, в Средневековье было много философских трудов, а многие ли из них востребованы в ХХ или ХХI веках? А в ХХ веке философов было ещё больше, чем во всем Средневековье! А кто остался? Многие российские философы, особенно из начальства, вместе с партбилетами выкинули из головы и прошлые философские взгляды, видимо, формально-марксистские и не очень глубокие. Сюда же относится и вопрос о соотношении национальных философских систем и развитии мировой философии. Например, как соотносятся философские взгляды А.Н. Радищева с мировой философией. Для нас в России это выдающийся философ и просветитель, а для мировой философии: внес ли он хоть какой-то вклад в мировое познание «существенного»? Вряд ли здесь возможен положительный ответ.

Остается и вопрос о типе преемственности. Многие, как Платон, полностью воспринимают позицию предшественника и далее распространяют её на все области знания. Другое дело, что в ходе распространения она конкретизируется и, поэтому, изменяется, совершенствуется. Другие, как например Аристотель, так развивают мысли предшественника, что переходят к совершенно новой позиции и системе наук, в которой старая система лишь в снятом виде напоминает о себе. Гегель впервые реализует конкретный тип преемственности: показывает и доказывает свое единство и различие со всеми школами предшествующей философии. Но, естественно, с европейскими школами.

Есть и другие типы преемственности. Но об особенностях преемственности в марксизме нужно отметить, что, во-первых, она основывается на гегелевском конкретном варианте преемственности: она соотносит себя с целостным развитием философии. Причем, марксизм понимает целостность более широко и более конкретно. Для него философия А.Н. Радищева имеет большое значение как идеология части народа России, выражающая в мыслях «свое время» (выражение Г. Гегеля) в России. Это, разумеется, не мировая философия, но это важный этап в становлении национальной философии в России. Поэтому основные советские труды по истории философии опирались на гегелевскую традицию с учетом национальных философских культур народов СССР и других стран, в том числе современных Китая, Индии, Японии и др.[3] Но, во-вторых, марксизм имеет преемственную связь с философией Г. Гегеля и в другом, более принципиальном отношении: основоположники признали его своим учителем и практически включили его главное произведение — «Науку логики» в корпус обязательных для себя книг. Так что В.И.Ленин сам посвятил два больших периода в разное время изучению этого гениального труда и партийным кадрам завещал такое изучение. В-третьих, в своем развитии марксизм сохраняет свои основополагающие произведения в их целостности, несмотря на то, что некоторые аспекты и проблемы видоизменяются в связи с развитием общества и его познания. Так, до сих пор сохраняют вполне свою основополагающую роль такие произведения марксизма как «Манифест коммунистической партии», «Капитал», «Анти-Дюринг», «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «Материализм и эмпириокритицизм», «Империализм, как высшая фаза капитализма», «Государство и революция» и многие другие. Но, в-четвертых, видоизменяются социальные отношения и появляются новые проблемы. Марксизм решает их на основе своей глубокой методологической базы и включает в свой состав. Понятно, что фаза империализма и, соответственно, её познание возникли уже во времена В.И. Ленина, однако его анализ полностью вытекает из марксова анализа капитализма и является вполне марксистским. Или: учение о государстве диктатуры пролетариата Марксом и Энгельсом только намечены, а Лениным, на основе их наметок, развернута стройная и последовательная теория сущности и формы диктатуры пролетариата. Или: основоположники исходили из более-менее одновременной революции в развитых странах, а Ленин сделал вывод о возможности революции сначала в одной стране, если в ней созрели для этого социальные условия.

Поэтому учение Маркса и Энгельса значительно обогатилось работами В.И.Ленина, а по-другому — оно проросло в учение Ленинизма, не утратив при этом ни грана своего содержания. И если даже у основоположников были ограниченности в силу их исторической эпохи, то российским классиком они объяснены и преодолены.

Поэтому произведения всех классиков марксизма составляют одно непротиворечивое теоретическое целое. Идейная преемственность марксизма В.И.Лениным полная. А если различия и есть, то они обоснованно объяснены, исходя из самого марксизма.

3. Ленинский этап в развитии марксизма

Уже у Маркса и Энгельса теория была вполне развита и естественно двигала их к действиям, к её реализации на деле, к «действованию», как сказал бы Г. Гегель[4]. И не случайно их теория и деятельность по организации международного рабочего движения получили невиданный до того в мире отклик во многих странах, в том числе и в России. Но передовая на то время английская буржуазия сумела организовать европейскую буржуазию для нейтрализации первого мирового революционного натиска пролетариата. Не в последнюю очередь с помощью анархистов (М. Бакунин) и оппортунистов (О. Бланки) внутри самого рабочего движения. Поэтому при жизни Маркса и Энгельса марксизм оформился, в основном, как теоретический результат, как теоретическая идея, «идея истинного», как сказал бы Г. Гегель.

Ленин реализовал марксизм практически, осуществил на деле то, что имелось до этого лишь в идее, во всеобщем, без единичной непосредственности, безжизненно. Он показал и реализовал марксизм на практике, как «практическую идею». Это практическая реализация стала возможной потому, что марксизм Россия выстрадала полувековой борьбой с царизмом и церковью. В.И.Ленин писал об этом: «Марксизм, как единственно правильную революционную теорию, Россия поистине выстрадала полувековой историей неслыханных мук и жертв, невиданного революционного героизма, невероятной энергии и беззаветности исканий, обучения, испытания на практике, разочарований, проверки, сопоставления опыта Европы».[5] Он сам дотошно изучал все, связанное с Марксом и Энгельсом, с Гегелем, и товарищей по партии подвигал к такому изучению. Поэтому впервые была реализована на деле и идея Платона, что государством должны править философы или философски образованные люди: «Человеческий род не избавится от зла до тех пор, пока истинные и правильно мыслящие философы не займут государственные должности или властители в государствах по какому-то божественному определению не станут подлинными философами».[6] Причем сам Ленин специально изучал природу перехода теории в практику в 1914–1915 годах по «Науке логики» Г. Гегеля, о чем есть подлинное свидетельство. Выписав (в своем переводе с немецкого) цитату из соответствующего места книги, он делает сбоку на полях собственное заключение: «Практика выше (теоретического) познания, (выделено В.И. Лениным — А.К.) ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности».[7] Таким образом, он вполне сознательно осуществлял на практике то, что было дано в теории марксизма. Поэтому в теоретическом творчестве и практическом результате деятельности В.И.Ленина марксизм снят так же, как сняты все ранние достижения (и соответствующие категории) в высших достижениях.

Как у Гегеля в практической идее в снятом виде наличествует предшествующая ей теоретическая идея, так и в ленинском практическом осуществлении диктатуры пролетариата снята теоретическая идея диктатуры пролетариата основоположников марксизма. И это первый в истории подобный опыт, когда последующий философ не только вполне понимает и принимает позицию своих предшественников и учителей, но и осуществляет их теорию практически. Ленинизм — это осуществление марксизма на практике.

Естественно, практика не осуществляется идеально в соответствии с теорией. Социальную практику, во-первых, осуществляют люди, причем — много людей, в том числе далеких от марксизма или даже враждебных ему, во-вторых, она осуществляется в сопротивляющемся окружении, роль которого нельзя недооценивать. Но то, что получили В.И.Ленин и большевики, было величайшим достижением и философским, и экономическим, и политическим.

Но Ленин не только следовал букве и духу марксистского учения. Он сам сделал много важнейших открытий и определений различных сторон и философской, и экономической, и политической науки. Он не только дал определение новой эпохи как эпохи империализма и пролетарских революций, но и возглавил борьбу пролетариата на практике, привел рабочий класс России к победе в одной, отдельно взятой стране, создал Коммунистический Интернационал как организацию борьбы мирового пролетариата за осуществление коммунизма. В его исследованиях и делах обе стороны дела, теоретическая и практическая, непосредственно взаимодействовали. В этом единстве они напоминали учение Гегеля об абсолютной идее как единстве теоретической и практической идей.

Это стало возможным потому, что В.И.Ленин, по примеру своих учителей, усвоил новое мировоззрение в единстве трех основных частей — философской, экономической и политической теории. И в каждую из них В.И.Ленин внес выдающийся вклад.

В собственно философском отношении В.И.Ленин выяснил принципиальное соотношение логики, диалектики и теории познания.[8] Он дал образцы применения диалектического метода к проблемам экономики, политики, практики в широком смысле. Он обосновал место и роль практики в процессе познания, доказал, что практика является существенным критерием истины.

В экономической науке В.И.Ленин на основе марксистской методологии показал и обосновал реальность буржуазного развития промышленности и сельского хозяйства России в пореформенный период. Он показал и обосновал наступление нового, империалистического характера экономической жизни и межгосударственных отношений. Он заложил основы государственного регулирования и планирования социалистической экономики. Он показал соотношение экономики и политики вообще и в переходный к коммунизму период. И многое-многое другое сделал он в экономической науке, особенно для советского времени.

В политической науке он также, с одной стороны, вполне воспринял идеи основоположников, а с другой развил их рядом конкретизаций и дополнений принципиального свойства. Это, во-первых, понимание революционной ситуации. Во-вторых, это учение о восстании как искусстве политической борьбы и его месте в ходе всей социальной революции. В-третьих, это развернутая концепция государства диктатуры пролетариата и Советов как формы этого государства. В-четвертых, это концепция национальных отношений в новом обществе, создание интернациональных связей между рабочими разных народов, создание социалистической федерации братских народов и соответствующих государственных структур.

Развитие и осуществление марксизма на практике в новой эпохе и в соответствии с вновь созданной теорией этой эпохи и делает ленинизм марксизмом эпохи империализма. Но эпоха империализма, как фаза капитализма, имеет в себе и момент отрицания себя — пролетарские революции. Поэтому это также эпоха пролетарских революций и становления коммунизма как высшей формы развития общества. И это полностью подтвердила практика современной эпохи — эпохи империализма и пролетарских революций.

Кроме разработки основных разделов науки, В.И.Ленин внес большой вклад во многие другие науки, так что марксизм в СССР, воспринятый и поддержанный большинством передовых ученых Академии наук и вузов, стал методологической и мировоззренческой основой для развития всех наук и науки как целого, как научного мировоззрения. Опора на эту науку дала возможность правительству восстановить разрушенное Первой мировой и гражданской войнами и интервенциями народное хозяйство СССР за девять лет, победить в Великой отечественной войне и выйти на уровень самых развитых стран мира.

Так и сегодня, вклад в развитие современного марксизма может сделать всякий исследователь, который стоит на почве марксизма и создает что-то новое в области общественных наук. Но на существенное изменение марксизма может претендовать только тот, кто решил какую-то важную социальную проблему на основе глубокого познания всех трех составных частей марксизма.

По материалам сборника 2016 года.


[1] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т.23. С.40.

[2] Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. – Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.Т. 21, С. 286.

[3] См. История философии: в четырех томах. М.: Издательство Академии наук СССР, 1957.

[4] См. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. Т. 3. М.: «Мысль», 1972. С. 281.

[5] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 8.

[6] Платон. Соч. Т. 3(2). М.: «Мысль», 1972.

[7] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 29. С.195.

[8] Хотя конкретное их соотношение до сих пор остается дискуссионной проблемой.

Читайте также: