Марксистское определение фашизма

С.Н.Чурякова,
Рабочая партия России


Возьмём определение фашизма, данное Георгием Димитровым на VII Конгрессе Коминтерна. «Фашизм  — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала…»  Давайте  с формальной точки зрения рассмотрим, о чём здесь речь. Здесь определяется  фашизм, и мы видим, что согласно данному определению фашизм является открытой террористической  диктатурой финансового капитала. Значит, мы можем называть диктатуру капитала фашизмом только если:

1) это финансовый капитал;

2) этот финансовый капитал стоит у власти  (или пытается захватить власть)  и  осуществляет свою диктатуру  (или пытается захватить власть);

3)  это диктатура открытая.

То есть речь может идти только о капитализме, раз имеем капитал; только об эпохе империализма, раз речь о финансовом капитале;  и о способе, которым фашизм осуществляет свои действия, то есть о политике. Политика, как известно, это борьба за   завоевание, удержание и осуществление государственной власти. И мы знаем, что при капитализме эта борьба  может осуществляться двумя  путями:  прикрываясь законами и традициями, и напрямую, открыто, используя военную силу и террор, то есть, запугивание.

Итак, мы видим, что в этом определении имеется формально род явления:  это империалистическая политика, и вид его  (то, что отличает фашизм от других проявлений империализма)  это политика, открыто использующая  военную силу  и запугивание населения, для приведения его к покорности воле правящей группы господствующего капиталистического класса – финансового капитала.

Теперь немножко диалектики.

Как фашизм проявляется в бытии-для-другого? Для любого не-фашизма,  то есть для всего, что не является финансовым капиталом, установившим свою диктатуру? Вот у нас есть полноценное определение фашизма, мы понимаем, что это такое. Мы знаем, что любое государство  по своей сущности  является диктатурой  правящего  класса,  и что формы могут быть разными,  хотя одна из них явно преобладающая, наиболее устойчивая при данном строе.  При капитализме в стадии империализма такие формы – это буржуазная демократия и фашизм. Нужно чётко понимать, что диктатура финансового капитала может проявляться как в форме буржуазной демократии, так и в форме фашизма.

 Из определения фашизма, данного Димитровым, мы видим, что фашизм – это диктатура не всей буржуазии, а именно финансового капитала. Это то, что есть в-фашизме.  И видим, как это выражается для всех других:  при фашизме власть финансового капитала устанавливается и осуществляется путём открытого террора.

 Давайте подумаем, а может ли вообще долго и устойчиво сохраняться  государство,  использующее террор как основной метод?  Что происходит в стране, в которой установлена террористическая диктатура?  Во-первых, подавляемое население начинает оказывать сопротивление. Оно может быть скрытым  –  в виде  посильного саботажа решений правящей верхушки, и открытым  – в виде  вооружённого сопротивления террору. Во-вторых, это сопротивление возникает во всём обществе, включая правящий класс, особенно ущемлённую его часть. Которая может организовать заговор и переворот, или примкнуть к восставшим, если сопротивление дойдёт до крайней точки. Поэтому при таком открытом терроре  правящей верхушке   приходится постоянно наращивать силовые структуры  (и,  соответственно, расходы на них), тайную полицию, сеть тайных осведомителей и так далее.  Доверие населения к правительству не просто падает, население в конце концов начинает воспринимать правящую группу как своих прямых врагов.  Осуществление реальной власти  среди людей, считающих тебя открытым врагом – штука крайне опасная для власти.  Страна,  в которой установлен фашистский режим, фактически  постоянно находится на грани гражданской войны и крайне неустойчива при агрессии извне.   То есть фашизм является крайне неустойчивой формой диктатуры класса,  которая  не может существовать постоянно.  Даже просто долго существуя, он ослабляет государство изнутри и экономически  (отнимая средства на содержание репрессивного аппарата,  и разрушая производство, ибо финансовый капитал интересуют только деньги),  и политически.   Ни одному государству открытый фашизм не принёс экономического процветания.   Поэтому  современный финансовый капитал избегает установления  своей открытой террористической диктатуры, прибегая к этому лишь в крайних случаях, и, как правило, ненадолго. После совершения фашистского переворота он стремится как можно быстрее провести подконтрольные выборы, чтобы придать своей диктатуре форму буржуазной демократии.

Впрочем, известен способ укрепить террористическую  власть, сплотить население вокруг правительства,  играя на его патриотических чувствах  –  указание на внутреннюю или внешнюю угрозу  существованию народа.  Это действует  – недолго,  несколько лет.  Поэтому, как ни странно, но шовинизм, крайний национализм и поиски внешних врагов являются для фашизма также  и внутренней политикой, направленной на упрочение своей власти внутри страны.

А что происходит во внешней  политике?  Финансовый капитал,  захвативший власть в своей стране, неизбежно стремится  установить свою власть и во всём мире.  Это также может проявляться в традиционных, «законных» рамках,  например,  ненасильственным «переманиванием» чужих капиталов, взятием их под контроль  и управление  своей банковской системы. А может – террористическим,  кровавым  путём, убийствами, разрушением других государств и установлением подконтрольной и покорной себе власти. Сейчас в мире мы видим наглядно применение обоих способов.  Думаю, понятно, какой из них будет фашистским, если фашизм – это открытая террористическая диктатура  финансового капитала.

***

Вот теперь, когда мы  развернули применение определения предмета нашего рассмотрения (фашизма),  мы понимаем, что это такое.

Мы понимаем, что  при империализме финансовый капитал может захватить власть и осуществлять свою диктатуру  как внутри своей  страны,  так и в других странах.

 При этом диктатура финансового капитала внутри страны может осуществляться в открытой террористической форме, в форме фашизма – так  было в Германии,  Испании и Италии тридцатых-сороковых годов,   или в Чили семидесятых.  А  может – в форме буржуазной демократии, как это происходит в «развитых странах» сейчас.  Там, без всякого сомнения,  установлена диктатура финансового капитала, и основным документом любого человека является не паспорт или водительские права, а кредитная история. Для того, чтобы нормально существовать там, нужно иметь хорошую кредитную историю.  То есть, быть послушным рабом финансового капитала.

И мы понимаем, что во внешней политике диктатура финансового капитала также может осуществляться в двух формах:

— в форме экономической экспансии, «законного»  усиления собственного влияния  на экономику других стран,  подчинения себе их производства;

— в форме разрушения и уничтожения других государств, с последующим установлением в них режимов, действующих в интересах финансового капитала страны-агрессора. Причём, это разрушение может осуществляться как собственными силами, так и силами подчинённых государств. А может  –  руками «пятой колонны», то есть подконтрольных финансовому капиталу страны-агрессора сил внутри страны-жертвы агрессии. Все эти варианты мы можем наблюдать сейчас в мире. Понятно также, что  политика финансового капитала может быть фашистской внутри страны, но вполне «приличной» во внешней политике, и наоборот – внутри страны могут соблюдаться нормы буржуазной демократии, а во внешней политике использоваться самые грубые формы террора и прямое военное вмешательство в дела других стран.

И теперь, когда мы понимаем это, мы можем спокойно размышлять о фашизме или обсуждать этот предмет с другими людьми, не опасаясь, что запутаемся, запутаем других и бессмысленно потратим своё и чужое время.

Читайте также: