Начало научно-публицистической деятельности В.И. Ульянова (Ленина) в период жизни в Самаре (1889–1893 гг.)

Четыре года своей жизни прожил В.И. Ленин с семьёй в Самаре. С советских времён известна фраза: «Ульянов родился в Симбирске, а Ленин – в Самаре». Действительно, он здесь полностью сформировался как марксист и революционер. Здесь началась научно-публицистическая деятельность В.И. Ульянова, заключавшаяся в написании рефератов для выступлений и работой над своими первыми статьями, а также зарождение ленинской интерпретации марксизма к российской действительности.

За участие в студенческой сходке в декабре 1887 г. семнадцатилетнего Владимира Ульянова исключают из Казанского университета и высылают в имение Кокушкино почти на год. Как он признавался позднее, здесь читал столько, сколько больше никогда в жизни, даже в тюрьме и ссылке. Помимо университетских курсов знакомился со статьями в журналах «Современник», «Отечественные записки», «Вестник Европы». Самым любимым его автором стал тогда Н.Г. Чернышевский, особенно его статьи по крестьянскому вопросу. Так как «Чернышевский хлестал буржуазную экономическую науку, это оказалось хорошей подготовкой, чтобы позднее перейти к Марксу» [4, с. 133].

Осенью 1888 г. ему разрешают вернуться в Казань, где Ульянов вступает в марксистский кружок Н.Е. Федосеева. Здесь он начал своё погружение в труды Маркса и Энгельса. Мария Александровна, стараясь отвлечь сына от революционной деятельности и опасаясь, что «Володя опять попадёт в какую-нибудь историю», предпринимает весной 1889 г. переезд семьи в Самарскую губернию [11, с. 26]. Здесь они проживут до 1893 г. Каждое лето Ульяновы проводили на купленном хуторе в Алакаевке, а весь год жили в городе.

Здесь юноша продолжает серьёзное изучение трудов Маркса и Энгельса (часто на языке оригинала). Помимо этого он знакомится со всеми сочинениями народников и для их проверки и выяснения возможности социал-демократии в России берётся за статистические исследования [12, с. 124].

Юный Ульянов не только содействовал формированию в городе первого марксистского кружка, но пытался доказать народникам ошибочность их идей на основе анализа экономики России. По свидетельству А.А. Белякова, Ульянов первым в Самаре заговорил о необходимости научной обработки данных земской статистики. «Владимир Ильич показывал десятки нелепых средних цифр, не дающих правильного представления о разных типах крестьянских хозяйств. Он рекомендовал разбить крестьянские хозяйства на группы, на типы по какому-нибудь определенному признаку: по количеству скота в хозяйстве, по количеству засеваемой земли, подчеркивая, что необходима исключительная осторожность в пользовании сводными таблицами. Владимир Ильич приводил примеры, когда давались средние цифры землепользования из общего количества земли у крестьян и помещиков. Конечно, это не были «средние» цифры, наталкивающие на правильный вывод» [1, с. 38].

Научно-публицистическая деятельность Владимира Ильича в самарские годы заключалась в написании рефератов и выступлении с ними как среди членов марксистского кружка, так и перед представителями других идейных взглядов. В рефератах юноша разбирал многие работы по экономике России. Ульянов пытался применить идеи Маркса к российской действительности. Его рефераты являлись не простым пересказом прочитанных книг, а представляли собой критический анализ как самих изданий, так и ситуации в стране.

Изучив книгу В.П. Воронцова «Судьбы капитализма в России» и его статью «Попытка обоснования народничества», Владимир Ильич пишет работу «Обоснование народничества в трудах В.В.» и выступает в самарском марксистском кружке с рефератом на эту тему. Эту работу В.И. Ульянова в воспоминаниях называют его друзья по самарскому подполью и участники марксистских кружков Москвы и Петербурга [5, с. 2]. Увы, она не сохранилась.

«Рефераты Владимира Ильича о сочинениях В.П. Воронцова, С.Н. Южакова и Н.К. Михайловского, читанные в самарских кружках, – писала Анна Ульянова, – позднее подверглись некоторой обработке, составили три тетради под общим заглавием: «Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?» и уже заключали в себе все главные основы развитых им позднее взглядов, основы ленинизма» [12, с. 125– 126].

Тщательно анализируя статистические данные, Ульянов указывал на развитие капитализма в деревне, критиковал взгляды либеральных народников на перспективы развития России. Свои анализы и выводы он наиболее полно изложил в статье «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни (по поводу книги В.Е. Постникова «Южно-русское крестьянское хозяйство»)», написанной весной 1893 г. С ней он выступал у самарских марксистов [3, с. 75].

Стоит отметить, что это первая из сохранившихся работ Ленина. Она показывает, что уже в те годы молодой Ульянов хорошо владел теорией марксизма, применял её к изучению жизни крестьянских масс России. Статистические данные, приводимые в книге В.Е. Постникова «Южно-русское крестьянское хозяйство», Ленин высоко оценивал как богатый материал для анализа положения русской деревни. В.Е. Постников – чиновник по устройству казённых земель в Таврической губернии. Благодаря своей должности ему удалось собрать огромный фактический материал, который и был опубликован. Постников подметил, что в деревне происходит заметное расширение хозяйства у зажиточной части крестьянства. Причину этого он видел только в возможности применения крупных машин и современных способов обработки земли.

Владимир Ильич, используя данные В.Е. Постникова, критикует его за непоследовательность и методологические ошибки и даёт марксистскую характеристику положения деревни, критикует народнические идеи об особом и неизменном укладе крестьянского хозяйства. Вопреки утверждениям народников, отрицавших развитие капитализма в России, он доказывал, что капитализм растёт с неудержимой силой, что в крестьянстве происходит глубокое экономическое расслоение на бедняков, середняков и кулаков. Данные Ульянова вскрывали наличие антагонистических классов в среде «общинного» крестьянства, идеализируемого народниками [9, с. 15]. «Основная причина возникновения в крестьянстве борьбы экономических интересов – существование таких порядков, при которых регулятором общественного производства является рынок» [5, с. 66].

Помимо политико-экономических выводов, которые он делал в статье, Ульянов показывает отличное владение инструментарием статистической науки. Он ставил и разрешал вопросы о представительности статистических данных и использовании научных средних, обосновывал принцип типологических группировок – разделения разнокачественных явлений на социально-экономические типы в результате нахождения границ перехода количества в качество или одного качества в другое [10, с. 8].

Можно судить о тех выводах, которые делал Владимир Ульянов в работе «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни», анализируя два его письма П.П. Маслову. По этим письмам видно, что уже в первой из сохранившихся ленинских работ самарского периода вырисовывается идея о союзе рабочего класса и крестьянства, разработанная им впоследствии в труде «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?».

В своих научных изысканиях он пытался пользоваться не только статистическими данными, но и вникать в «реальную» жизнь. Владимир Ильич знакомился с теми проблемами, которые на тот период тревожили различные социальные группы. Так, в первом сохранившемся письме Ульянова из Самары (датированном 24 ноября 1892 г.), вероятно адресованном В.В. Водовозову, можно увидеть его интерес к крестьянской жизни и самоуправству властей.

«Здесь ходят разговоры о земском начальнике Бугурусланского уезда, местном помещике и дворянине Аксакове. В прошлый неурожайный год он взялся поставить хлеб управе. Управа поручила ему же выдать хлеб крестьянам, и хлеб был выдан – качества совершенно невозможного, гнилой, с червями. Протесты крестьян были оставлены без последствий. Дело получило законный ход, к прокурору, – начато было следствие. Говорят теперь, что дело это замято. Может быть, – и Вы ещё слыхали об этом происшествии?

…Одним из гласных крестьян был местный крестьянин Беспалов. Интересно, каким образом новый институт – земских начальников – отразился на выборах гласных в новое земство. Крестьяне, не раз уже выбиравшие своим представителем Беспалова, желали выбрать его и на этот раз: он принадлежал к т.н. «крестьянской партии» (противником которой является в Самарском уезде партия панков, местных мелких дворян). Но земский начальник Чернышов был иного мнения о желательности такого гласного» [6, с. 3–4].

В этом письме, описываются события из сельской жизни Самарской губернии, подчёркивается классовый антагонизм между крестьянами и помещиками, острота борьбы между «крестьянской партией» и партией «местных мелких дворян». Письмо он заканчивает оценкой реформ самодержавия того периода: «Новое земство, по всей видимости, будет жалкой комедией с действительным хозяйничаньем земских начальников и с неуклюжей внешностью самоуправления» [6, с. 4]. Этот вывод Владимир Ильич в дальнейшем будет развивать во многих своих работах, в частности в статье «Гонители земства и аннибалы либерализма», которая будет опубликована им в социал-демократическом журнале «Заря» в декабре 1901 г.

С научной достоверностью, основываясь на богатом статистическом материале, Владимир Ильич делает вывод, что в деревне происходит расслоение крестьянства, которое всё более распадалось на три группы: бедняков, середняков и кулаков. Середняцкое хозяйство, которое народники считали наиболее устойчивым, «отличается, – указывал Ленин, – весьма значительной непрочностью». Размывание прослойки середняков шло таким образом, что её большинство переходило в разряд бедноты и лишь незначительное меньшинство пополняло кулачество. При этом он подчёркивал, что кулаки и бедняки представляют собой «антагонистические классы в среде этого «общинного» крестьянства и притом такие классы, которые только и свойственны капиталистической организации общественного хозяйства». Владимир Ильич обращал внимание на то, что наличие антагонистических классов присуще всему русскому крестьянству и именно поэтому «экономическая рознь в крестьянстве», т. е. классовая борьба в его среде всё более усиливается [7, с. 24]. Другой вывод, который он делает, касался значения внутреннего рынка для развития капиталистических отношений у крестьян.

В письме к Маслову он высказал важные мысли об общности и различии между городскими и сельскими наёмными рабочими и беднотой: «Разложение наших мелких производителей (крестьян и кустарей) представляется мне основным и главным фактом, разъясняющим наш городской и крупный капитализм, разрушающим миф об особом укладе крестьянского хозяйства (это – такой же буржуазный уклад с тем лишь отличием, что он гораздо больше еще опутан феодальными путами) и заставляющим видеть в так называемых «рабочих» не небольшую кучку особо поставленных лиц, а только верхние слои той громадной массы крестьянства, которая сейчас уже живёт более продажей своей рабочей силы, чем собственным хозяйством» [8, с. 1].

В деревне Ульянов видел массу пролетариев и полупролетариев, которая также эксплуатируется, но только капиталом в его низших формах, опутанных крепостническими пережитками. Городские рабочие эксплуатировались в крупном машинном производстве, т. е. представляли собой верхние слои массы сельских пролетариев и полупролетариев, призванной руководить борьбой всех эксплуатируемых. В дальнейшем он будет отчеканивать эти идеи самарского периода, словно мастер, работая над филигранными узорами.

В Самаре началась научно-публицистическая деятельность Владимира Ильича, этот период был как бы подготовительным ко всей его дальнейшей научной и революционной деятельности. Он пытался доступным языком объяснить учение Маркса, а также предпринял первые попытки приложить марксизм к российской действительности. Первой пробой его научно-публицистических сил стало написание рефератов и выступление с ними как перед марксистами, так и на дискуссиях с народниками. Итогом этой деятельности стало создание статьи «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни». Эта статья является первой из сохранившихся и открывает собой первый том Полного собрания сочинений В.И. Ленина. Уже тогда в его взглядах кристаллизуются идеи об особенностях классового антагонизма, которые он будет развивать в своих классических произведениях.

А. В. Горшенин,

историк, кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин Медицинского университета «Реавиз», Самара.

Список литературы

  1. Беляков А.А. Юность вождя. – М.: Молодая гвардия, 1960. – 110 с.
  2. Бенгина З. Жизнь нуждается в Ленине // Начало (Самара). – 1991. – 22 апр. (№ 1).
  3. Владимир Ильич Ленин: биографическая хроника. Т. 1. – М.: Политиздат, 1970. – 627 с.
  4. Из книги Н. Валентинова «Встречи с Лениным» // Вопросы литературы. – 1957. – № 8. – С. 131–134.
  5. Ленин В.И. Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни // Полн. собр. соч. Т. 1. – С. 1–66.
  6. Новый документ В.И. Ленина // Вопросы истории КПСС. – 1966. – № 3. – С. 3–5.
  7. Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. – Куйбышев: Кн. изд-во, 1967. – 642 с.
  8. Письмо В.И. Ленина – П.П. Маслову (декабрь 1893 г.) // Ленин В.И. Полн. собр. соч. – 5-е изд. – Т. 46. – М.: Изд-во полит. лит., 1975. – С. 1–2.
  9. Поддубная Р.П. 1892–1893 гг. Самара, нелегальные кружки с.-д. // Блокнот агитатора. – 1982. – № 18. – С. 12–17.
  10. Суслов И. Статистика в занятиях В.И. Ленина в период 1888–1893 гг. // Вестн. статистки. – 1967. – № 4. – С. 3–9.
  11. Ульянова М.И. О Ленине. – М.: Политиздат, 1971. – 136 с.
  12. Ульянова–Елизарова А.И. О В.И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания, очерки, письма, статьи. – М.: Политиздат, 1988. – 414 с.

Читайте также: