О выводе прибыли из России под видом вывоза капитала

В.И.Галко,
кандидат экономических наук


       Сегодня раздается много шума о громадном вывозе капитала из России. Ряд товарищей принимает этот шум за чистую монету и пытается использовать в качестве одного из доводов, чтобы дать характеристику  России  как империалистической стране. Давайте разбираться.

      Центральный банк РФ дает статистику «прямых инвестиций» из России в другие страны. Так,  в 2017 г.  эти «прямые инвестиции» составили 36,8 млрд. долларов. Впечатляющая, на первый взгляд, цифра. Но не надо торопиться с выводами. Один из признаков империализма – не просто вывоз капитала, а решающее значение вывоза капитала по отношению к вывозу товаров. В.И.Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» указывал: «Вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение» (Полн. собр. соч. Т. 27. С. 386).

     Для сегодняшней России характерно преобладание  экспорта товаров, который в 2017 г. по данным Федеральной службы государственной статистики составил 357,8 млрд. долларов. Превышение вывоза товаров над «вывозом капитала» почти на порядок (!). Может быть год неудачный? Возьмем так называемые накопленные остатки «прямых инвестиций» за рубеж, которые по состоянию на 01.01.2018 г. составили 380 млрд. долларов. А вывоз товаров из России за 1995 – 2017 гг. превысил 6,1 триллиона долларов, то есть в 16 раз больше.

     Можно было бы поставить точку в этом вопросе – факты однозначно показывают, что в России нет преобладания вывоза капитала над вывозом товаров. Но все-таки продолжим.

     Весьма показательна отраслевая структура экспорта из России –подавляющее большинство экспортируемых товаров – почти 90% – составляет сырье и продукты первичной обработки. Такая структура экспорта была свойственна колониальным, а сегодня присуща отсталым и зависимым странам, опутанным финансовыми сетями империалистических хищников.

       Несколько лет назад в российских верхах в рамках поиска национальной идеи вдруг стали шуметь: «Сделаем Россию энергетической сверхдержавой». А как расшифровывается термин «энергетическая сверхдержава»? Очень просто: «энергетическая сверхколония». Через некоторое время эта идея исчезла с каналов телевидения и других средств массовой информации. Очевидно, сообразили, что призывать из России сделать «сверхколонию» –явная глупость.

          Вернемся к вывозу капитала. Вывоз капитала в политэкономическом смысле есть вывоз стоимости с целью получения прибавочной стоимости. Иначе говоря, если российская компания строит или покупает завод за рубежом, и в результате функционирования этого завода, эксплуатации  наемных рабочих получает прибыль, то это есть вывоз капитала.

     Наоборот, если российское предприятие выводит за рубеж прибыль, полученную на территории России из прибавочной стоимости, созданной российскими рабочими (а в этой прибыли нередко находится  и часть амортизационных отчислений, предназначенных на восстановление основных фондов, и часть невыплаченной заработной платы наемных рабочих), то это есть вывод прибыли.

     Эта прибыль большей частью направляется в офшоры в центры концентрации прибыли российских капиталистов. И далее, кстати, часто возвращается в Россию, но уже под видом иностранных инвестиций.

     Рассмотрим территориальную структуру  «прямых инвестиций», которые иногда принимают за настоящий вывоз капитала. А как говорил еще Козьма Прутков, «если на клетке слона прочтешь надпись: буйвол, – не верь глазам своим». Из 36,8 млрд. долларов  «прямых инвестиций» 31,9 млрд. долларов, то есть 87 %,  были направлены  в Кипр, Сингапур, Люксембург, Багамы и Виргинские острова. Похоже, в Люксембурге скоро не останется живого места – будут сплошь заводы за счет «российских инвестиций», а на крошечных Багамских островах из них будут мостить тротуары. Конечно, это не вывоз капитала, а вывод прибыли.

     Далее, прямые инвестиции – это вложения капитала в предприятия с целью получения прибыли, дающие контроль над этими предприятиями. Методика же применяемой Центральным банком статистики относит к «прямым инвестициям» вложения не только в предприятия, но и в приобретение недвижимости. Так, если российский капиталист покупает где-нибудь в Монако или Лондоне дворец, это относится статистикой к прямым инвестициям. Вряд ли можно считать вложениями капитала с целью получения прибавочной стоимости покупку такой недвижимости.

     К сожалению, статистика не дает распределение прямых инвестиций по отраслям производства. Мы можем об этом судить только из сообщений в средствах массовой информации. Очень часто мелькают сообщения о покупке российскими капиталистами футбольных и баскетбольных клубов; из того, что имеет отношение к реальной экономике, – покупка автозаправочных станций. Покупка или строительство заводов весьма редки.

Принцип функционирования российской экономики получается следующий: из страны вывозятся товары (в подавляющем большинстве сырье и минералы), за которые страны-импортеры «платят» в иностранной валюте, но которая в значительной массе перечисляется на счета офшорных или российских компаний, открытых в иностранных банках. То есть эти денежные средства в громадных суммах не доходят до России. Получается поток в одну сторону. Кроме того, из России в массовом размере выводится прибыль и другие денежные средства российских предприятий. В итоге по  оценкам специалистов за 25 лет из страны вывели  2 триллиона долларов, то есть сумму, достаточную для полной реконструкции и модернизации всей экономики.
Центральный банк РФ вместо активной борьбы с выводом денег из страны в офшоры только фиксирует этот факт как сторонний наблюдатель. Так, в очередной раз констатируется, что в 2018 г. из России уже вывели  60 млрд. долларов.

     Таким образом, для современной капиталистической России присущ  вывоз товаров, причем в массе своей сырья и продуктов первичной переработки, что характеризует отсталый и зависимый от империалистических стран тип экономики. Вывоз капитала крайне незначителен и не играет существенной роли; характерным является вывод прибыли.

Читайте также: