ОПЫТ КРАНОВЩИКОВ КАЗАНИ

И.Герасимов,
член ЦК Рабочей партии России


Выступление казанских крановщиков ценно тем, что в отличие от стихийных выступлений «после того, как три месяца зарплату не платили» на борьбу поднялись квалифицированные, относительно высокооплачиваемые, организованные рабочие. Естественно, что к этой стачке приковано внимание всех, кто имеет отношение к рабочему движению России, и ее достижения и неудачи должны стать предметом пристального рассмотрения.

«Слабым местом» крановщиков объективно является их оторванность от трудового коллектива, изоляция от других строителей. Но, тем не менее, продуманными коллективными действиями и здесь можно достичь многого. Потери в борьбе несут обе стороны. Какой удар является наиболее болезненным для капиталиста и наименее болезненным для рабочего? По-видимому, это отказ от сверхурочных.

Привлечение работника к сверхурочным работам без его согласия возможно лишь в исключительных ситуациях и, в любом случае, не может превышать 120 часов в год. Но работники, как правило, не противятся сверхурочной работе, ибо среди распространено поверье, что работая сверхурочно можно «больше заработать». Это не так.

К. Маркс в первом томе «Капитала» вскрыл механизм сверхэксплуатации работников с использованием сверхурочных работ. Здесь все очень просто. Зарплата рабочего не есть результат заумных калькуляций, основанных на производительности его труда, финансового положения предприятия и т.п. Зарплата рабочего — это стоимость его рабочей силы, способности производить материальные блага. Стоимость рабочей силы — это стоимость набора материальных благ и услуг, необходимых для ее нормального воспроизводства. Маркс показал, что если рабочие не ведут борьбы за свои интересы, о нормальном воспроизводстве рабочей силы речи не идет и ее стоимость понижается до уровня элементарного выживания  рабочего и его семьи.

Предположим, что рабочие работают по 8 часов в день, получая зарплату в размере стоимости рабочей силы. И вот среди них появились «передовики», готовые работать сверхурочно. Их зарплата несколько выше общепринятой стоимости рабочей силы и у них появляются предметы «роскоши» — автомобиль, мебель подороже, чем у других и т.д. Подхваченные их примером коллеги начинают тоже работать сверхурочно. И через какое-то время все вдруг замечают, что на прежнюю, «8-часовую» зарплату уже не проживешь. И даже не потому, что возросли «стандарты потребления». Просто упала зарплата — ее можно просто не повышать, дальше инфляция сделает все сама.

Этот нехитрый прием безотказно практикуется буржуазией на протяжении столетий. Именно поэтому не ослабевают призывы «поработать сверхурочно», на который клюют неграмотные люди, не понимающие, что при капитализме те, кто больше работают, живут не богаче, а беднее.

Отсюда — практически безопасный для работников и очень болезненный для капиталистов удар: полный отказ от сверхурочных. Да, это приведет к определенным лишениям. Но, во-первых, к лишениям должен быть готов всякий, вступивший в борьбу с капиталистом. Забастовка в случае полного отказа от работы подразумевает вообще полное прекращение выплаты зарплаты. А здесь есть основания полагать, что снижение зарплаты будет недолгим.

Что будет делать капиталист? Он будет вынужден нанимать сменщика. Много ли он найдет рабочих с квалификацией крановщика, готовых трудиться за маленькую зарплату? — Вряд ли. Может ли он взять сменщика на более высокую зарплату? Теоретически да, но шила в мешке не утаишь и сам факт, что зарплата крановщика должна быть выше, всплывет наружу. И есть ст. 3 Трудового кодекса, запрещающая дискриминацию. За одинаковую работу все должны получать одинаково. Сверхурочная работа сильно сбивает цену рабочей силы, отказ от нее неминуемо вызовет повышение зарплаты. Скоординированный отказ от сверхурочных крановщиков в масштабах всей Казани с привлечением к этому внимания СМИ способствовал бы организации и сплочению людей ещё до принятия более решительных мер.

Отказ от работы, связанной с нарушением правил техники безопасности, что мы имеем на сегодня — тоже сильная мера. Здесь лучше отделить требование устранения нарушений в работе кранов от требования повышения заработной платы, в противном случае можно «сесть на шпагат». Прекращение работы может быть расценено как забастовка и объявлено незаконным. Кроме того, если работа прекращена чисто из-за нарушений ТБ — это простой по вине работодателя, во время которого работникам должно выплачиваться 2/3 от среднего заработка. Именно не от тарифа, а от среднего заработка за последний год с учетом сверхурочных.

И, само собой, в перспективе, надо выходить на составление и заключение Коллективного договора. Если в силу разнородности коллектива на стройке там заключение колдоговора невозможно, следует продумать возможность заключения трехстороннего соглашения на уровне города с гарантиями со стороны городской администрации.

Ну и само собой, рабочим надо думать: а что дальше? Выбитые у капиталистов уступки непрочны и временны, если «железные батальоны пролетариата» не движутся поступательно вперед. Наиболее сознательным рабочим надо подумать о вступлении в партию, об обучении в Красном университете.

Ну а сейчас пожелаем крановщикам Казани успехов в борьбе!

Читайте также: