Почему прежде всего рабочие?

Алексей Родионов,
член Рабочей партии России


Здравствуйте, товарищи! Следующий вопрос традиционно вызывает настоящие страсти:

«А почему все ваши обращения только к рабочим? Остальные – люди второго сорта?»

Давайте разбираться. В самом первом человеческом обществе все вынуждены работать – добывать еду, строить и чинить жилища. Потому, что излишков нет: произведенного продукта хватает на жизнь себе, и детям. Думаете, почему старики уходили помирать в горы, потому что на пенсии без телевизора очень скучно? Нет, потому что нужно выбирать: ты съешь добытое трудоспособными, или малые дети. Материальный труд = жизнь.

Дальше, производство развивается, появляются излишки. Рабочий кормит и себя, и своего рабовладельца, надсмотрщика, солдата и умника – Аристотеля, например. Умники развивают производство еще больше и быстрее, в результате рабовладельцы сменяются феодалами, феодалы буржуями. Но кормить, одевать, обогревать себя и всех остальных все равно продолжает рабочий. Как и тысячи лет назад жизнь = материальный труд. Ничего не изменилось. Понимаете, рабочему с мотыгой не нужен никто, рабочему со станком с ЧПУ нужен учитель, инженер, наладчик, программист, но без жизненно-необходимого продукта невозможен ни один из них, включая самого рабочего. Потому рабочий материального производства ­– первый человек, необходимый для существования общества – он корень этого цветущего древа. Не меньше, но и не больше.

Теперь другой аспект – борьба. Какое оружие есть в руках у интеллигента? Забастовка? Ну вот, забастовали врачи, как это надавит на буржуя? Он и так лечится не здесь. Учит детей тоже в других странах. Может, программист с конструктором забастуют? Так буржуй через интернет наймет десяток фрилансеров – они сделают, что нужно, а худеющие забастовщики даже не узнают об этом. Может, голодовка? Ребята, если бы буржуя волновала наша сытость, он бы платил совсем другие зарплаты – голодайте, сколько хотите. И протестуйте тоже ­– он, в общем, и не думал, что при выжимании вас досуха, вы будите блаженно улыбаться.

А вот забастовка рабочего – это больно. Нет фрилансера, у которого дома в уголке стоят станок с ЧПУ и доменная печь. Потому, если рабочий работает не 8 часов в день, а 7, или 6 – это сразу, напрямую, и заметно сказывается на прибыли. Тонкая же душевная организация буржуя очень чувствительна не то, что к полной потере, но даже к ее снижению – никуда не денется, будет договариваться. Так что, единственное действенное оружие против общего врага опять-таки в руках рабочего.

И, смотрите, какая интересная выходит штука. В обществе и труде рабочий – первый. В борьбе – тоже первый. А как возникает мысль, чтобы рабочий управлял государством, или для начала собранием в Рабочей партии России (РПР), сразу начинаются вопли: «А мы – нерабочие, что люди второго сорта?!» А в этом, дорогие мои, социалистическая революция и заключается – чтобы тот, от кого не фигурально зависит жизнь общества, кто кровно заинтересован во врачах, учителях и всех прочих и кем тысячи лет помыкали хозяева, сам стал не только гегемоном, но и осуществлял выгодную всем трудящимся свою диктатуру! Иначе, ­банальный переворот – замена одних хозяев рабочего другими. Вы этого хотите, баями стать?

Так что, если ты, коллега нерабочий, хочешь помочь рабочему взять в руки власть и построить социалистическое государство, где у людей нет сортов вообще, добро пожаловать в стройные ряды РПР, ты нам очень нужен! А если уязвленное самолюбие не позволяет так с собой обойтись,  продолжай негодовать дальше – интернет большой.

Читайте также: