ПРОЧИТАТЬ ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ЛЕНИНА

Турушев С. П.,
Рабочая партия России,
г. Тюмень


Совсем недавно, в июле этого года, я завершил чтение 45 томов Полного собрания сочинений Ленина, включающих в себя основные произведения Владимира Ильича (все, кроме писем). По времени это заняло 1,5 года, при условии, что помимо чтения я конспектировал то, что считал важным. Цитат в результате получилось 3 тетради по 96 листов. Считаю необходимым поделиться самым основным, что запомнилось при чтении.

Полное собрание сочинений Ленина – это глубокое научное и публицистическое повествование о том, как появилась, закалялась в борьбе и шла к власти партия большевиков. Очень важно, что соблюдена хронологическая последовательность. Каждый раз Лениным анализировались те или иные события, политика классов, партий в этих событиях, что явилось результатом такой политики, извлекались уроки из этих событий.

 

Первым пунктом, о котором я хочу сказать, будет партийность.

 

  1. Требование укрепления партии, дисциплины, все большей организованности рабочих прошли красной линией через все Полное собрание сочинений. Борьба с беспартийностью (читай, со стихийностью) красноречиво иллюстрируется в выдержках из самых первых произведений:

«Задача социал-демократии состоит именно в том, чтобы посредством организации рабочих, пропаганды и агитации между ними превратить их стихийную борьбу против угнетателей в борьбу всего класса, в борьбу определенной политической партии за определенные политические и социалистические идеалы» (Полн. собр. соч, т. 4. «Наша ближайшая задача»).

«Политическое безразличие есть политическая сытость. «Безразлично», «равнодушно» относится к куску хлеба человек сытый, голодный же всегда будет «партийным» в вопросе о куске хлеба. «Безразличие и равнодушие» к куску хлеба означает не то, чтобы человек не нуждался в хлебе, а то, что человеку всегда обеспечен хлеб, что он прочно пристроился к «партии» сытых. Беспартийность в буржуазном обществе есть лишь лицемерное, прикрытое, пассивное выражение принадлежности к партии сытых, к партии господствующих, к партии эксплуататоров». (Полн. собр. соч., т. 12. «Социалистическая партия и беспартийная революционность»)

Партия всегда предполагает программу и устав. Ленин дает им такие определения «Программа – это значит короткое, ясное и точное заявление всего, чего партия добивается и за что она борется». Ну, а организоваться в партию – это значит принять устав. Чтобы объединиться, нужно сначала решительно размежеваться. Это значит, что все группы или группки людей должны открыто и прямо сказать, чего они добиваются и за что они борются и уже на этом основании объединяться. А если сразу объединиться, а потом выяснять, кто правее, а кто левее, то вместо крепкой сплоченной организации выйдет одна склока.

Невозможно  не отметить период 1908 – 1912 годов, когда наступило время реакции, когда царизм временно окреп, набрался сил, чтобы до конца раздавить революцию 1905 года. Из-за репрессивных мер в отношении социалистов в РСДРП появилось два течения: отзовистов и ликвидаторов. Первые стояли за то, чтобы уйти в подполье (и отозвать фракцию из гос. Думы), вторые – за то, чтобы, наоборот, ликвидировать нелегальную работу ввиду её трудности (ликвидаторы считали её не трудной, а невозможной). Как первые, так и вторые на деле боролись за уничтожение партии большевиков. Ленин же стоял за то, что надо использовать все формы борьбы несмотря ни на какие трудности. Тогда на первый план вышла задача сделать тактическое отступление, чтобы сохранить партию и объявить войну против этих 2-х течений, вплоть до исключения из партии их представителей. Последние тут же решили создать свою партию, много писали об этом в различных газетах, устраивали съезды и блоки, да вот только дальше разговоров их дело за более чем 4 года так и не сдвинулось и никакой партии у них учредить не вышло. Потому что объединиться они пытались на отрицании большевиков, а не на положительной программе. Мне кажется, здесь можно провести параллели с современной Россией.

 

  1. О заучивании лозунгов. В замечательной, но, похоже, порядком забытой и многими не читаной работе «О задачах союзов молодежи» Ленин пишет, что нужно не заучивать готовые лозунги или выводы, а самим их продумывать, самим, путем логического размышления приходить к этим выводам: «Старая школа была школой учебы, она заставляла людей усваивать массу ненужных, лишних, мертвых знаний, которые забивали голову и превращали молодое поколение в подогнанных под общий ранжир чиновников. Но вы сделали бы огромную ошибку, если бы попробовали сделать тот вывод, что можно стать коммунистом, не усвоив того, что накоплено человеческим знанием. Было бы ошибочно думать так, что достаточно усвоить коммунистические лозунги, выводы коммунистической науки, не усвоив себе той суммы знаний, последствием которых является сам коммунизм. Образцом того, как появился коммунизм из суммы человеческих знаний, является марксизм. …

Нам не нужно зубрежки, но нам нужно развить и усовершенствовать память каждого обучающегося знанием основных фактов, ибо коммунизм превратится в пустоту, превратится в пустую вывеску, коммунист будет только простым хвастуном, если не будут переработаны в его сознании все полученные знания. Вы должны не только усвоить их, но усвоить так, чтобы отнестись к ним критически, чтобы не загромождать своего ума тем хламом, который не нужен, а обогатить его знанием всех фактов, без которых не может быть современного образованного человека. Если коммунист вздумал бы хвастаться коммунизмом на основании полученных им готовых выводов, не производя серьезнейшей, труднейшей, большой работы, не разобравшись в фактах, к которым он обязан критически отнестись, такой коммунист был бы очень печален. И такое верхоглядство было бы решительным образом губительно. Если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше, но если человек будет говорить, что он коммунист и что ему и знать ничего не надо прочного, то ничего похожего на коммуниста из него не выйдет».

 

  1. О трудящихся и о понятии трудовой. Сейчас многие партии и объединения, нарядившись в красный цвет, кричат о борьбе за права трудящихся и за счастье трудового народа. Но что кроется за этими словами? «Слово «трудовой» не имеет никакого политико-экономического смысла и косвенно вводит в заблуждение. Оно лишено смысла, ибо при всех и всяких общественных укладах хозяйства мелкий земледелец «трудится»: и при рабстве, и при крепостничестве, и при капитализме. Слово «трудовой» есть пустая фраза, бессодержательная декламация, прикрывающая выгодное для одной только буржуазии смешение самых различных общественных укладов хозяйства. Слово «трудовой» вводит в заблуждение, обманывает публику, ибо оно намекает на отсутствие наемного труда». (Полн. собр. соч., т. 27. «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии»).

Еще более важно знать, что слово трудящиеся содержит в себе не только пролетариат, но мелкую буржуазию. Мелкая буржуазия – это мелкий лавочник, фермер, владелец шиномонтажки и т.п., с одной стороны, он сам трудится, а, с другой стороны, при первой же возможности спекулирует на рынке. Он не гнушается наживаться на голоде рабочих, продавая им «дешево» испорченные продукты, паленую водку и прочее. Нужно четко и ясно понимать, где проходит различие между пролетариатом и мелкой буржуазией и при каких условиях мелкая буржуазия перейдет на точку зрения пролетариата. Вот что пишет Ленин по этому поводу в «Замечаниях на второй проект программы Плеханова» (Полн. собр. соч., т. 6): «Против §§ XI и XII я имею крайне важное принципиальное возражение: они в совершенно односторонней и неправильной форме изображают отношение пролетариата к мелким производителям (ибо «трудящаяся и эксплуатируемая масса» состоит именно из пролетариата и мелких производителей). Они прямо противоречат основным положениям и «Коммунистического манифеста», и Статутов Интернационала, и большинства современных программ социал-демократии и открывают настежь двери для народнических, «критических» и всяких мелкобуржуазных недоразумений.

«… Растет недовольство трудящейся и эксплуатируемой массы» — это верно, но недовольство пролетариата и недовольство мелкого производителя совершенно неправильно отождествлять и сливать, как это здесь сделано. Недовольство мелкого производителя очень часто порождает (и неизбежно должно в нем или в значительной части его порождать) стремление отстоять свое существование как мелкого собственника, т. е. отстоять основы современного порядка и даже повернуть его назад.

«… Обостряется ее борьба и прежде всего борьба ее передового представителя — пролетариата…» Обострение борьбы, конечно, идет и у мелкого производителя. Но его «борьба» очень часто направляется против пролетариата, ибо самое положение мелкого производителя очень во многом резко противополагает его интересы интересам пролетариата. «Передовым представителем» мелкой буржуазии пролетариат вовсе не является, вообще говоря. Если это и бывает, то лишь тогда, когда мелкий производитель сознает неизбежность своей гибели, когда он «покидает свою точку зрения и переходит на точку зрения пролетариата». Передовым же представителем современного мелкого производителя, еще не покинувшего «своей точки зрения», является очень часто антисемит и аграрий, националист и народник, социал-реформатор и «критик марксизма».

«…Международная социал-демократия стоит во главе освободительного движения трудящейся и эксплуатируемой массы…» Вовсе нет. Она стоит во главе только рабочего класса, только рабочего движения, и если к этому классу примыкают другие элементы, то это именно элементы, а не классы. И примыкают они вполне и всецело только тогда, когда они «покидают свою собственную точку зрения».

«… Она организует ее боевые силы…» И это неверно. Социал-демократия нигде не организует «боевых сил» мелких производителей. Она организует только боевые силы рабочего класса. Выбранная в проекте формулировка тем менее удачна, чем меньше имеется в виду Россия, чем больше ограничено изложение (ср. § V) «развитым» буржуазным обществом.

Summa summarum. Проект говорит в положительной форме о революционности мелкой буржуазии (если она «поддерживает» пролетариат, разве это не значит, что она революционна?) и ни слова не говорит о ее консервативности (и даже реакционности). Это совершенно односторонне и неправильно.

В положительной форме мы можем (и обязаны) указать на консервативность мелкой буржуазии. И лишь в условной форме мы должны указать на ее революционность. Только такая формулировка будет в точности соответствовать всему духу учения Маркса. Например, «Коммунистический манифест» прямо заявляет, что «из всех классов, противостоящих буржуазии, только пролетариат есть действительно революционный класс… Мелкий промышленник, ремесленник, крестьянин… не революционны, а консервативны. Более того: они реакционны… Если они революционны («если»!), то лишь постольку, поскольку им предстоит переход в ряды пролетариата, поскольку они покидают свою точку зрения и становятся на точку зрения пролетариата».

И пусть не говорят, что за полвека, прошедшие со времени «Коммунистического манифеста», дело существенно изменилось. Именно в этом отношении ничего не изменилось: и теоретики признавали это положение всегда и постоянно (напр., Энгельс в 1894 г. именно с этой точки зрения опроверг французскую аграрную программу. Он рассуждал прямо, что покуда мелкий крестьянин не покинет свою точку зрения, — он не наш, его место у антисемитов, пускай те его обтешут, и он тогда тем вернее придет к нам, чем больше его будут надувать буржуазные партии ), — да и фактические подтверждения этой теории массами даются историей вплоть до последних дней, вплоть до наших дорогих друзей, гг. «критики».

И поэтому первым делом всякая коммунистическая партия должна «обязательно сначала отгородить себя от всех, выделить один только, единственно и исключительно, пролетариат, – а потом уже заявлять, что пролетариат всех освободит, всех зовет, всех приглашает. Я согласен на это «потом», но я требую этого «сначала»!

У нас в России дьявольские муки «трудящейся и эксплуатируемой массы» не вызывали никакого народного движения, пока «горстка» фабрично-заводских рабочих не начала борьбу, классовую борьбу. И только эта «горстка» гарантирует ее ведение, продолжение, расширение. Именно в России, где и критики (Булгаков) обвиняют социал-демократов в «крестьянофобстве», и социалисты-революционеры кричат о необходимости заменить понятие классовой борьбы понятием «борьбы всех трудящихся и эксплуатируемых» («Вестник Русской Революции» № 2), — именно в России мы должны сначала самым резким определением одной только классовой борьбы одного только пролетариата отгородить себя от всей этой швали, — а потом уже заявлять, что мы всех зовем, все возьмем, все сделаем, на все расширим. А комиссия «расширяет», позабывши отгородить!! И обвиняют меня в узости за то, что я требую предпослать расширению эту «отгородку»?! Ведь это — подтасовка, господа!» (Полн. собр. соч., т. 6, «Дополнительные замечания на комиссионный проект программы»)

 

  1. Последним пунктом этой статьи отмечу исторический опыт, на плечах которого совершилась Великая Октябрьская Социалистическая революция. Важно понимать, что весь 19 век в Европе бурлила борьба, как открытая вооруженная, так и тихая, мирная. Началось все, конечно же, с Великой французской революции, которая дала пример всем последующим поколениям, как нужно делать революции. Затем три французских империи, крестьянская война в Германии, проверка на практике теорий утопического социализма, прудонизма, бланкизма, анархизма, и, наконец, апогеем всего этого явилось открытое выступление пролетариата в дни парижской коммуны. Дальше знамя борьбы перешло к российскому пролетариату, который в декабре 1905 года провел генеральную «репетицию» революции. Если бы Маркс и Энгельс, а позже и Ленин не изучили весь европейский опыт классовой борьбы, не извлекли соответствующие уроки из всех этих событий, то для успешной социалистической революции потребовалось бы слишком много случайных совпадений, а точнее, она бы не совершилась в октябре 1917.

Именно поэтому сегодня каждому сознательному коммунисту необходимо вдумчиво и обстоятельно изучать Полное собрание сочинений Ленина, ведь в нем содержатся все уроки русской революции, весь опыт и все формы классовой борьбы, уже проанализированной Владимиром Ильичом, даны наставления будущим поколениям, как строить коммунизм и какие опасности ждут нас на этом пути. Без этих знаний мы не сможем не наступать на те же грабли, это, товарищи, надо совершенно определенно понимать.

Ввиду формата статьи я отметил лишь то, что, на мой взгляд, видится наиболее важным. О том, чтобы охватить все величие богатства знаний, оставленного нам вождем мирового пролетариата речи в данной заметке, речи, конечно, и не шло – для этого и есть Полное собрание сочинений. А закончить хочу такой цитатой об исторической деятельности революционеров:

«Историческая деятельность — не тротуар Невского проспекта, говорил великий русский революционер Чернышевский. Кто «допускает» революцию пролетариата лишь «под условием», чтобы она шла легко и гладко, чтобы было сразу соединенное действие пролетариев разных стран, чтобы была наперед дана гарантия от поражений, чтобы дорога революции была широка, свободна, пряма, чтобы не приходилось временами, идя к победе, нести самые тяжелые жертвы, «отсиживаться в осажденной крепости» или пробираться по самым узким, непроходимым, извилистым и опасным горным тропинкам, — тот не революционер, тот не освободил себя от педантства буржуазной интеллигенции, тот на деле окажется постоянно скатывающимся в лагерь контрреволюционной буржуазии, как наши правые эсеры, меньшевики и даже (хотя и реже) левые эсеры».

Читайте также: