РЕВИЗИОНИЗМ И ОППОРТУНИЗМ, ИЛИ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА?

Кривых В. А.,

член Рабочей партии России


Это «ж-ж-ж» – неспроста!

Прошедшие в этом году выборы и показательный провал на них «левых парламентских» партий заставил их представителей задуматься о причинах такого фиаско. Кто-то из них нашел причины в «нечестных выборах», как будто при всех определителях воли в руках буржуазного государства к власти может прийти партия, не отражающая наиболее полно нынешние интересы господствующего класса – буржуазии. Кто-то даже задумался: «Может быть народ не тот? На выборы ходить не хочет – бездельники!.. А вдруг с партией что не так? Ну, там, идеология не та, или партия организована неправильно? Может пересесть как-то по-другому?»

Показательна в этом отношении КПРФ как одна из вечнопарламентских партий, к тому же называющая себя «коммунистической».

image-65

Вот, например, Б. С. Кашин, член ЦК КПРФ, сетует: «избиратели перестают видеть смысл в голосовании за КПРФ»[i]. (Стоило бы, пожалуй, уточнить: «избиратели перестали видеть смысл в голосовании вообще», – что было заметно еще 4 года назад.) «…ЦК должен дать оценку действиям партийных руководителей всех уровней». «К сожалению, уже после выборов мы увидели, что руководители партии не готовы вырваться за флажки, которыми власть ограничила возможные действия КПРФ», – конечно не готовы! Это и до выборов было видно. Только флажки были расставлены с участием самой КПРФ и с момента ее создания.

А эти мысли высказали российские ученые социалистической ориентации на заседании Президиума ЦК РУСО[ii]. Вчитайтесь! Это даже не нужно комментировать:

«Результаты выборов для КПРФ огорчительны. Ожидаемо ли это было? Я, как и многие коммунисты, не ожидал такой катастрофы, так как общественное мнение было настроено против режима. Объясняется это не только подтасовкой результатов, но и упущениями в организационной работе самой партии»[iii] (И. И. Никитчук. Председатель ЦС РУСО, доктор техн. наук)

«…против нас была брошена вся система государственной власти. Всё – от госаппарата до ЖЭКов. На каком основании? Против «танков» мы воюем «луками и стрелами». Наше оружие – только идеология»[iv] (В. Я. Гросул. Член Президиума РУСО, докт. истор. наук).

«…наличие в выборных списках кандидатов в депутаты ГД большого количества «мелких» партий предопределило значительный отток голосов от КПРФ. Все они идут под похожими названиями и предвыборными обещаниями»[v]. (А. Н. Самойлов. Член Президиума РУСО, кандидат экономических наук)

«Я ходил на встречу с избирателями по теме ЖКХ. Говорили только на бытовые темы – об экономической борьбе. О борьбе политической не было сказано ни слова. А нам нужно власть!»[vi] (В. А. Бударин. Член Президиума РУСО, кандидат эконом. наук)

«Народ чувствует, что КПРФ в лице руководства встраивается в существующую власть. Народ против, а партия не перестраивается на протестный путь. У нас нет жесткого противоречия»[vii]. (И. М. Братищев. Зам. Председателя РУСО, докт. эконом. наук)

На этом фоне статья «Реформация или революция» опубликованная на сайте Рабочей партии России вместе с «Вопросами для дискуссии среди коммунистов – партийных и беспартийных» под общим заголовком «Задачи коммунистов и требования к коммунистической партии в современных условиях»[viii] члена Президиума ЦС РУСО, доктора экономических наук А. А. Ковалёва почти как луч света.

Описывая неудовлетворительное, мягко говоря, положение дел в экономике современной России и неспособность государства, аппарата господствующего буржуазного класса, эффективно поднять промышленное производство, а значит и экономическое состояние страны, делая верный вывод о необходимость «разбить этот механизм разрушения вместе с его компрадорскими операторами», автор, к сожалению, видит причины такого положения дел только во «властвующих элитах, поставленных американцами». Как будто, эти «элиты» – «засланцы» извне, а не выбраны классом российской буржуазии для успешного осуществления своих экономических интересов, – конечно, в меру понимания их этой буржуазией. Как будто может быть другая, «хорошая» буржуазная «элита»; когда каждый из этих «элитариев», плохих ли, хороших ли, держит «заработанные» неприкладая рук деньги в иностранных банках, подготовил где-нибудь в Испании «домик в деревне» и обучает своих отпрысков в английских или американских школах.

А с другой стороны, не стоит забывать, что изрядная часть этой буржуазной «элиты» погружена своими корнями в КПСС конца 80-х, из которой, как пишет автор, та же «КПРФ вобрала  в свой состав главные силы КПСС и поэтому несет главную ответственность за  организацию сопротивления режиму разрушения». Ну-ну… Приятно, что сознание своей ответственности наконец-то проявляется у представителей КПРФ – через 25 лет. И тем более странно выглядит возмущение по поводу каких-то игр на выборах в буржуазные органы власти: «Власть уже 25 лет систематически обманывает трудовой народ и доверять ей было сверхнаивно», – несколько поздновато для прозрения, но лучше поздно, чем никогда.

«Однако кризис в коммунистическом движении России налицо. В стране, где 60% трудового народа согласны вернуться в социализм, а 80% – придерживаются левых взглядов», и России «требуется политическая сила,  способная  организовать  трудящиеся массы  для  взятия государственной власти с целью свержения проамериканских правящих структур» – тут автор про политическую силу очень тонко подметил.

Да, такая сила требуется, но не столько для свержения «проамериканских властных структур», сколько для создания трудящимися своих органов власти, органов диктатуры пролетариата – Советов, избираемых по промышленным предприятиям, поскольку только такие органы власти способны поднять промышленное производство, всесторонне организовывать общественную жизнь, продолжить развитие общества до полного уничтожения классов.

Для того, чтобы «вернуться в социализм», а не в «социальное государство», мало получить большинство в парламенте. Для этого мало вообще всего буржуазного аппарата государственной власти.

Чтобы построить социализм и развить его до полного коммунизма нужно государство диктатуры пролетариата, такая форма государственной власти, когда «избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)». «Парламентским путем» социализм не построишь. Уже Парижская Коммуна показала, что буржуазный государственный аппарат не годится для построения бесклассового общества, для этого «рабочий класс должен разбить, сломать «готовую государственную машину», а не ограничиваться простым захватом её»[ix].

Но все же, т. Ковалев проделал дополнительную очень важную работу, объяснив всем своим читателям, почему не нужно идти к коммунизму обходным путем, болотом, к каким трудностям и неприятностям это приводит. Он как бы намекает, что есть другой путь и есть указатель верного направления, составленный и изрядной частью проверенный до нас: «теория марксизма-ленинизма».

И тем не менее, Ковалев с похвальной скрупулезностью разбирает в своей статье недостатки «парламентского пути», выбранного изначально КПРФ и, к большому сожалению, теперь уже и изначально коммунистической партией – РКРП, в ее «парламентском» воплощении – партией РОТ ФРОНТ.

Он совершенно справедливо отмечет: «По сути это был путь борьбы за буржуазные свободы и права трудящихся в рамках капиталистической системы, а не за освобождение труда от гнета капитала». Это-то и привело к нынешнему положению: большинство трудового народа придерживается «левых взглядов», «согласны вернуться в социализм» и, одновременно, не очень доверяет «коммунистам», в первую очередь, призывающим к социализму через косметический ремонт капитализма.

Анализируя «порочность теоретической базы» парламентских партий, зовущих в евро-«светлое-будущее», Ковалев разбирает две главные приманки, эффективно используемых «левыми» услужниками буржуазии для увода трудящихся от идеи уничтожения эксплуатации человека человеком: «социальное государство» и «народные предприятия».

Точнее было бы назвать эти, по выражению автора, «пороки теоретической базы», как и идею прихода коммунистов к власти парламентским путем, ревизионизмом. А главным пороком «левого парламентаризма» – отказ от диктатуры пролетариата, от ключевого понятия марксизма.

К каким «недостаткам»  приводят такой отказ от «азбуки марксизма» показано автором статьи в анализе теоретической и практической сторон «парламентского пути к власти». Один из таких «недостатков» – таяние поддержки трудящихся, следовательно, партийных рядов и, соответственно, мест в разнообразных Думах, таких заманчиво-притягательных не только для партийных боссов из КПРФ, но и некоторых «безымянных комиссионеров» из РОТ ФРОНТа.

Озаботившись, по-видимому, таким положением дел, автор выдвигает мысль о том, что «необходимо вернуться к ленинским нормам деятельности партии».

Что ж, вполне справедливо. Но чтобы «вернуться к ленинским нормам деятельности партии», которая «должна строится на базе теории марксизма-ленинизма» как отмечает автор, нужно сначала положить в основание эту «базу» – марксизм-ленинизм, – не пытаясь произвольно выковырять из нее и отбросить в сторону ключевое понятие «диктатура пролетариата».

Разбор «Вопросов для дискуссии среди коммунистов – партийных и беспартийных», вынесенных автором статьи для широкого обсуждения, неизбежно приводит к ответу на один главный вопрос: ставит ли партия, называющая себя коммунистической, в основание своей деятельности понятие-идею[x] «диктатура пролетариата» в марксистском, в ленинском понимании, или ужом вьется, чтобы только сохранить видимость «коммунистичности»?

Но одно положение статьи т. Ковалева имеет большое значение для современного рабочего движения России: должны ли коммунисты, коммунистические партии, объединиться?

В ответ сразу напрашивается вопрос: «На какой основе?» или по принципу «Чем больше каша, тем больше единство», разве КПСС не представляла после ХХII cъезда такую кашу?

В.И.Ленин учил, что прежде чем объединятся и для того, чтобы объединяться, необходимо размежеваться, необходимо определить на какой почве можно объединяться и с кем решительно надо размежеваться.

В этом отношении у коммунистов есть огромное преимущество: развитая теория, марксизм-ленинизм, во многом подтвержденная практикой как с положительной стороны, так и с отрицательной. Исторически подтверждено, что следование теории приводит к победам как в политике, так и в экономике, а также и то, что отклонение и тем более отказ от теории приводит к экономическим и политическим поражениям. Следовательно, объединяться и строить деятельность коммунистической партии (коммунистической не по названию, а по своей сути) нужно только на основе теории и практики марксизма-ленинизма.

Для начала же стоит определить, что политическая партия – это авангард класса, ставящий своей целью завоевание, удержание и осуществление государственной власти как диктатуры класса и в интересах класса.

И это положение у марксистов возражения не вызовет. Точно так же, как положение о том, что передовым, революционным классом нашей эпохи является пролетариат!

И тут же возникают первые трудности, первые препоны: а что такое пролетариат как класс? И ответы у разных сторонников объединения получаются разные. Один из самых распространенных: Класс наемных работников, не имеющих собственности и потому вынужденных продавать свою рабочую силу. Зачастую ссылаются на определение пролетариата в работе Энгельса «Принципы коммунизма», проекте программы Союза коммунистов (1947 г.): «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала, –  класс, счастье и горе, жизнь и смерть, все существование которого зависит от спроса на труд, т. е. от смены хорошего и плохого состояния дел, от колебаний ничем не  сдерживаемой  конкуренции.  Одним  словом,  пролетариат,  или  класс  пролетариев,  есть трудящийся класс XIX века»[xi].

ea5af8170b3be0d3817531dbedd467a7bc2037134202122

Но уже в первой коммунистической программе, в работе «Манифест коммунистической партии» (1948 г.), своеобразным черновиком которой была работа Энгельса «Принципы коммунизма», Маркс и Энгельс пишут: «буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть; она породила и людей, которые направят против нее это оружие, — современных рабочих, пролетариев. В той же самой степени, в какой развивается буржуазия, т. е. капитал, развивается и пролетариат, класс современных рабочих…»[xii]. В 1888 году (по-видимому, чтобы избежать расхождения в понимании и различном толковании слова «пролетариат») в примечании к главе «Буржуа и пролетарии» английского издания «Манифеста» Энгельс дает определение этим двум основным классам буржуазного общества: «Под буржуазией понимается класс современных капиталистов, собственников средств общественного производства, применяющих наемный труд. Под пролетариатом понимается класс современных наемных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для  того чтобы жить, продавать свою рабочую силу»[xiii].

«Манифест», как программный документ коммунистов, после первого издания в 1948 году редактировался авторами всего один раз, но внесенные ими изменения не коснулись понимания пролетариата именно как рабочего класса. Это говорит о том, что Маркс и Энгельс понимали пролетариат именно как рабочий класс.

Для того, чтобы лучше понять что пролетариат – класс рабочих, т. е., людей, непосредственно занятых производительным трудом, и что это основной класс, нужно обратиться к развернутому научному определению классов, которое сформулировал Ленин в работе «Великий почин»: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства»[xiv].

Первое, что выделяет В. И. Ленин, это различие больших групп людей по их месту в исторически определенной системе общественного производства, то есть, в системе присвоения вещества природы в рамках определенной формы общества и посредством нее. В этой системе есть люди, которые непосредственно занимаются присвоением вещества природы – непосредственно производительным трудом, и люди, организующие и обслуживающие этот процесс. Исторически, это разделение началось еще в первобытном коммунизме, и исчезнуть оно должно с развитием человечества до полностью бесклассового общества, до полного коммунизма. В теоретических работах классики марксизма-ленинизма определяли это как уничтожение различия между людьми физического и умственного труда.

И пока все люди не будут избегать своей доли производительного труда, будет существовать такой класс, который обеспечивает своим непосредственно производительным трудом благосостояние всего общества, и потому основной. В современном обществе этот класс – пролетариат, рабочий класс.

Определив принадлежность партии, как авангарда, классу рабочих, необходимо определиться с понятием «диктатура пролетариата», впервые сформулированном в первой программе коммунистов – в «Манифесте»: «Политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса»[xv]. А подводя в какой-то мере итог Великой Октябрьской социалистической Революции и почти году строительства социализма, В. И, Ленин дал развернутое определение диктатуры пролетариата:

«Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что:

только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов. (Заметим в скобках: научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его.)»[xvi]

Ленин выделяет главную силу диктатуры пролетариата – класс именно городских и вообще фабрично-заводских, промышленных рабочих, и определяет период необходимого действия этой силы – «во всей борьбе за полное уничтожение классов».

Итак, выявились оснговополапгающие условия объединения коммунистов в коммунистическую партию – это понимание необходимости борьбы за государство диктатуры пролетариата, признание того, что осуществлять эту борьбу нужно опираясь прежде всего на рабочий класс, на класс именно городских и вообще фабрично-заводских, промышленных рабочих и что диктатура рабочего класса перестанет быть необходимой только при полном унитожении классов, то есть с построением полного коммунизма.

Означает ли это, что вся деятельность коммунистической партии должна ограничиваться только рабочей средой? – Совсем нет! Коммунистическая партия должна опираться на рабочий класс, привносить в него самосознание как политической силы, но «на вопрос: что делать, чтобы принести рабочим политическое знание? нельзя давать один только тот ответ, которым в большинстве случаев довольствуются практики, не  говоря  уже  о практиках,  склонных  к «экономизму», именно  ответ: «идти  к  рабочим». Чтобы  принести  рабочим  политическое  знание,  социал-демократы должны идти во все классы населения, должны рассылать во все стороны отряды своей армии»[xvii]. Соответственно и находить своих единомышленников во всех классах общества.

Коммунистическая партия ставит своей политической целью осуществление диктатуры пролетариата. Уже после Парижской Коммуны стало понятно, что «рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей»[xviii]. И, поэтому, с необходимостью встает вопрос об организационной форме государства рабочего класса. История уже показала, что такой устойчивой формой может быть только Советское государство, в котором нет «разделения властей», органы власти едины и «избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)», что позволяет быстро осуществить не только выборы в органы власти, но и, при необходимости, отзыв, замену уже выбранных делегатов.[xix]

Из понимания Советов, избираемых по производственным единицам (заводам, фабрикам), как организационной формы государства диктатуры пролетариата следует необходимость подготовки рабочего класса, рабочих к такой самоорганизации. Самоорганизация же рабочих происходит во время коллективных действий за свои права, высшая форма которых на отдельном предприятии – это организованная забастовка.

Направления коллективных действий рабочих и вообще трудящихся изложены в Программе Федерации профсоюзов России «Задачи коллективных действий»[xx], которую можно рассматривать как программу-минимум коммунистической партии в отношении развития рабочего движения в современных условиях.

Коллективные действия вообще, особенно организованная, а не стихийная, забастовка на предприятии – одна из форм подготовки рабочих к управлению государством. Другая форма – это участие в партийной работе, в руководящих и контролирующих органах партии. Чтобы такое участие не превратилось в проформу, в Уставе коммунистической партии должно быть четко указано, что решение партийного органа считается принятым, если в голосовании по нему приняло участие большинство рабочих. Возможным исключением из этого правила могла бы быть идеологическая комиссия, но, с другой стороны «какой же это интеллигент, если не смог уговорить двух рабочих!», тем более какой же это идеолог?

Таким образом, уже можно определить условия, на которых должно проходить объединение коммунистов и размежевание с теми, кто этих условий не признает:

  • Строгое следование теории и практике марксизма-ленинизма.
  • Признание необходимости классовой борьбы и доведение ее до диктатуры пролетариата как диктатуры класса городских и вообще фабрично-заводских, промышленных рабочих.
  • Признание необходимость действия государства диктатуры пролетариата до полного уничтожения классов[xxi].
  • Признание того, что только государство диктатуры пролетариата может обеспечить полное благосостояние и свободное всестороннее развитие всех членов общества на период до полного уничтожения классов.
  • Признание Советов, избираемых по производственным единицам (заводам, фабрикам) организационной формой государства диктатуры пролетариата.
  • Признание рабочего класса, класса людей, непосредственно занятых материально производительным трудом, основным классом общества, интересы которого в первую очередь выражает коммунистическая партия.
  • Обязательное участие рабочих в руководящих и контролирующих органах партии с правом решающего голоса, обеспечиваемое тем, что голосование правомочно, если большинство или все голосующие являются рабочими.
  • Принятие как руководство к действию Программы «Задачи коллективных действий».

К сожалению, почти все «левые» партии, даже не «парламентские», даже те, которые говорят, что они коммунистические, отсеются по большинству этих пунктов. Но среди членов этих партий и беспартийных наверняка найдутся люди, считающие выполнение этих условий необходимым. В таком случае, они уже знают, где искать единомышленников и союзников.


[i] Красное ТВ, «Выступление Б. С. Кашина, академика РАН, заведующего кафедрой теории функций и функционального анализа механико-математического факультета МГУ, члена ЦК КПРФ на XII совместном Пленуме ЦК и ЦКРК КПРФ 22.10.2016», http://www.krasnoetv.ru/node/27924

[ii] РУСО – «Российские учёные социалистической ориентации», организация создана в 1994 г.

[iii] «Протокол заседания Президиума ЦС РУСО от 14 октября 2016 года», https://kprf.ru/ruso/159477.html

[iv] Там же.

[v] Там же.

[vi] Там же.

[vii] Там же.

[viii] «Задачи коммунистов и требования к коммунистической партии в современных условиях», http://www.r-p-w.ru/zadachi-kommunistov-i-trebovaniya-k-kommunisticheskoj-partii-v-sovremennyix-usloviyax.html

[ix] В. И. Ленин, «Государство и революция», ПСС, т. 33, стр. 37

[x] Казеннов А. С., «Диктатура пролетариата: термин, понятие, идея, проблема», http://www.rpw.ru/public/Kazenn3.html

[xi] Маркс и Энгельс, Энгельс, «Принципы коммунизма», СС, т. 4, стр. 322

[xii] Маркс и Энгельс, «Манифест коммунистической партии», СС, т. 4, стр. 430

[xiii] Маркс и Энгельс, «Манифест коммунистической партии», СС, т. 4, стр. 424

[xiv] В. И. Ленин, «Великий почин», ПСС, т. 39, стр. 15

[xv] Маркс и Энгельс, «Манифест коммунистической партии», СС, т. 4, стр. 447

[xvi] В. И. Ленин, «Великий почин»,  ПСС, стр. 14.

[xvii] В. И. Ленин, «Что делать?», ПСС, т. 6, стр. 79

[xviii] Приводится по Казеннов А. С., «Диктатура пролетариата: термин, понятие, идея, проблема», http://www.rpw.ru/public/Kazenn3.html

[xix] Подробно это рассмотрено в книге А. С. Казеннова и М. В. Попова «Советы как форма власти», http://www.rpw.ru/lib/sovety.pdf

[xx] Программа Федерации профсоюзов России «Задачи коллективных действий» http://www.rpw.ru/prog_fpr.html

[xxi] «Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда». В. И. Ленин, «Великий почин»,  ПСС, стр. 15

Читайте также: