Рогатый Заяц, Или Империя Наоборот.(Д.Б.ДЕГТЕРЕВ)

Статья члена ЦК КПГ, заведующего Международным  отделом ЦК КПГ  Элисеоса Вагенаса, опубликованная в первом выпуске политико-теоретического журнала ЦК Компартии Греции «Коммунистики Эпитеориси» за 2016 год, отталкивается от образа «рогатого зайца» как символа современной капиталистической России.   Но если к зайцу прикрутить рога, то это отнюдь  не сделает его хищником. Говорят, что однажды,  когда великий французский ученый  Жорж Кювье дремал в своей комнате, один из студентов, нарядившись бесом, вошел  к нему, потряс за плечо и  страшным голосом прорычал, что сейчас съест его. Ученый открыл глаза, взглянул на создание, склонившееся над ним, и заявил: « У тебя есть рога и копыта, следовательно, ты травояден и не можешь съесть меня», после чего отвернулся и уснул.

Image 2

Гордый рогоносец может, конечно, попытаться завести дружбу с настоящим хищником, который даже будет терпеть его, пока как следует не проголодается. Захватывающая история козла Тимура и тигра Амура, как мы знаем, закончилась трагически: когда Тимур рогами попытался сбросить Амура со скалы, да еще и наступить на него, он незамедлительно был растерзан презревшим нежную дружбу вероломным хищником.

О дружбе с капиталистическими хищниками мечтали предатели Родины –последний генеральный секретарь ЦК КПСС и первый российский президент.  О дружбе с капиталистическими хищниками мечтает до их пор т. н. «либеральная оппозиция».  Однако для большинства граждан нашей страны ясно, что любовь Запада к России носит исключительно гастрономический характер. И только ядерный щит, выкованный в советское время под руководством товарища И.В. Сталина, не дает сожрать Россию с потрохами.

Современная капиталистическая Россия, унаследовавшая от Советского Союза «рога» – мощный военный арсенал – до сих пор использовала его исключительно в оборонительных целях. Да,  Россия прибегла к военной силе в Молдове — для того, чтобы остановить гражданскую войну, защитить мирное население Приднестровья от фашиствующих молодчиков. И в Таджикистане, остановив прорыв афганских моджахедов и боевиков таджикской оппозиции с территории Афганистана во время гражданской войны в Таджикистане.  И в Абхазии и Южной Осетии, защитив мирное население от агрессии со стороны Грузии. В Крыму, позволив осуществить волю народа, выраженную на референдуме, в полном соответствии с ленинским тезисом права народов на самоопределение вплоть до отделения.

Отдельно в этом ряду стоит  операция российских воздушно-космических войск в Сирии.  Действительно, российские военные действуют далеко за пределами территории бывшего СССР. Но, как известно, российские военные находятся и действуют в Сирии по приглашению законно избранного сирийского правительства, а, следовательно, не нарушают Декларацию о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств,  принятую резолюцией 36/103  Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1981 года.  Таким образом, эти действия не подпадают под определение интервенции  как   вмешательства во внутренние дела другого государства, нарушающего его суверенитет. В данном случае речь идет скорее о защите суверенитета Сирии, который она неизбежно потеряет, если победу одержит так называемая «умеренная сирийская оппозиция», которую даже под большим увеличением не отличишь от боевиков ИГ.  И тех, и других направляет, финансирует, снабжает оружием американский капитал.

В то же время российское буржуазное правительство показывает, что способно себя защитить от внешней агрессии не только с помощью ядерного вооружения, но и посредством обычных видов вооружения,  понимая, что вслед за Югославией, Ираком, Ливией  и Сирией на повестке дня стоит уничтожение России как единого государства. Такое нежелание сдаться на милость победителя, похоже, создает путаницу в головах  некоторых тоже-марксистов. Вот если бы правительство буржуазной России позволило провести  в нашей стране реакционный буржуазный переворот, как это произошло на Украине,  осуществить военную интервенцию, как в Ливии,  дало повесить себя, как Саддама Хусейна, позволило расчленить страну, как это произошло с Югославией, то, по-видимому,  оно бы действовало в полном согласии с интересами  рабочих  России  и всего мира, и не вносило бы сумятицу в международное коммунистическое движение.

Удивительно, но аргументы некоторых коммунистов в точности повторяют слова буржуазных политиков, что де вмешательство России привело к терактам в Париже, и вообще  Россия виновата в том, что сирийский конфликт далек от своего разрешения.  Получается,  что в гибели мирных граждан от рук террористов виноваты не те, кто обучал, вооружал, финансировал, направлял этих террористов, не те, кто подпитывал этот конфликт задолго до  вмешательства России, кому было выгодно втянуть Францию в вооруженный конфликт в Сирии, а исключительно Россия, потому, что она начала бомбить  базы этих террористов.

Кстати, на примере Сирии мы видим всю ту же половинчатую тактику, что и на Донбассе, которую Ленин характеризовал как «Шаг вперед — два щага назад»,  когда вслед за первыми военными успехами буржуазное российское правительство пытается вести переговоры о мире, о политическом урегулировании и теряет завоеванные позиции.

Марксисты отличаются от немарксистов тем, что всякую войну рассматривают особо, с позиций интересов рабочего класса.  Так и в случае войны  в Сирии необходимо рассмотреть, поражение какой из сторон – Асада или  сирийской оппозиции — будет иметь более тяжелые последствия для рабочего класса.  Ответить на этот вопрос не так трудно. Достаточно посмотреть на Ирак, Ливию или Украину, чтобы понять, что в результате реакционных буржуазных переворотов, организованных Соединенными Штатами Америки в собственных интересах, положение рабочего класса, да и всех трудящихся в этих странах, неизмеримо ухудшилось. То, что произошло на Украине в результате организованного США фашистского государственного переворота, ясно показывает, что участие в  рабочем движении и  пропаганда коммунистических идей становятся чрезвычайно трудными и смертельно опасными. То же самое происходит в странах, где к  власти пришли не  либеральные, а религиозные фанатики.

На вопрос о том,  является ли современная Россия империалистической страной,  блестящий ответ дал  в своей статье с одноименным названием наш товарищ В.И.Галко.  Да и как язык поворачивается назвать империалистической страной Россию, в которой пролетариат не только не получает часть доходов буржуазии от ограбления подчиненных стран, но сам подвергается жесточайшей эксплуатации со стороны иностранных монополий, прямо или косвенно контролирующих большинство российских предприятий! При империализме капиталистические страны разделились на небольшую горстку кредиторов и огромную массу должников. В настоящее время, по сути, единственным мировым кредитором являются США, а Россия, несмотря на небольшие размеры госдолга, должна западным кредиторам через предприятия огромную сумму денег.

Причисляя Россию к странам выдуманной им «империалистической пирамиды», автор статьи, по всей видимости,  руководствуется определением ренегата К.Каутского: «Империализм есть продукт высокоразвитого промышленного капитализма. Он состоит в стремлении каждой промышленной капиталистической нации присоединять к себе или подчинять всё большие аграрные (курсив Каутского) области, без отношения к тому, какими нациями они населены».    Критику этого определения можно  почерпнуть в работе Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма». Да, Россия пока еще страна промышленного капитализма, несмотря на все усилия  экономического блока правительства.  Но надо учитывать, что российские монополии – не вполне капиталистические, они образовались не в результате концентрации и централизации капитала, а в результате захвата и раздробления общественной собственности под непосредственным контролем американского финансового капитала. Мы видим, что идет процесс дальнейшей деградации, распада этих монополий.  И в определении Каутского, и в статье Вагенаса затушевывается роль финансового капитала (который в России есть, только иностранный), выпячивается промышленный капитал, который при империализме имеет подчиненное положение.  Так, в качестве мотива  участия России  в сирийском противостоянии выдвигаются интересы промышленных капиталистов — владельцев нефтяных и газовых компаний, производителей предметов потребления, что в корне противоречит ленинскому определению  империализма.

В разделе «Растущее иностранное военное вмешательство» автор   пытается исподволь провести мысль о том, что России является такой  же империалистической державой, как и США, и речь идет всего лишь о переделе мира.  Но позвольте, Сирия не является колонией ни США, ни России, ни какой-либо  другой страны,  это суверенное государство, у которого есть законное демократически избранное правительство, которое автор статьи вслед за буржуазной пропагандой называет «режимом Асада». Это – буржуазная демократия, которую пытается разрушить так называемая вооруженная оппозиция.  Странно, что, зная судьбу  Ирака и Ливии, автор может говорить о каком-то будущем режиме, Асада или не Асада.  Понятно, что в результате свержения Асада мы получим распад государства, постоянную вражду  группировок, хаос и ужасы для мирного населения, что не помещает благополучно выкачивать нефть и газ.  Страны, отброшенные в средневековое варварство, не только не способны  перейти к социализму, но и иметь какое- то ни было рабочее движение. То, что остается после этих реакционных буржуазных переворотов, даже не страна, а некоторая территория,  контролируемая бандитскими группировками.

Рабочему классу отнюдь не безразлично, кто  и как его угнетает, в какой форме осуществляется это угнетение.  Одно дело — присвоение прибавочной стоимости, имущественный ценз при участии в выборах, антикоммунистическая пропаганда, другое дело —  физическая расправа над коммунистами и рабочими активистами, как это имеет место в нынешней Украине.

Значение многополярного мира не в том, что он может обеспечить прочный мир и благосостояние народов.  Прочного мира при капитализме вообще быть не может, и империалистический мир сменяется империалистической войной и наоборот. Значение т. н. многополярного мира, с одной стороны, в том, что он позволяет сохранить  условия для построения социализма в отдельно взятой стране: крупное машинное производство как материальную базу социализма и буржуазную демократию, как почву, на которой может произрастать рабочее движение.  После разрушения страны рабочий класс образовавшихся карликовых государств не способен взять власть, к тому же рабочих постоянно сталкивают между собой  на национальной  и религиозной почве.

С другой стороны, подрыв гегемонии США в мире  важен в свете обострения внутренних противоречий в этой стране. Не надо забывать, что часть средств, получаемых от ограбления зависимых стран, буржуазия направляет на поддержку прослойки обеспеченных рабочих, которые и являются проводниками интересов буржуазии в рабочем движении.  Оппортунизм подпитывается частью прибылей монополий. Подрыв гегемонии американских монополий  ограничивает этот поток средств, разрушая финансовую  почву оппортунизма.

Отличие империалистических войн начала прошлого века от начала века нынешнего в том, что, если тогда эти войны являлись захватническими, грабительскими с обеих сторон, то теперь мы видим не только угрозы, но и примеры реального разрушения государств в результате агрессии США.

Безусловно, Россия не может характеризоваться как антиимпериалистическая сила, хотя бы потому, что монополии, господствующие в ней, в большинстве случаев являются совсем не российскими. Вместе с тем, некоторые действия российского руководства следует признать позитивными, так как они  осуществляются, хотя и помимо воли, не только в интересах своей буржуазии, но объективно и в интересах рабочего класса.

Марксистский подход к войне состоит в том, что пролетариат угнетающих стран должен выступать против войны, желать поражения своему правительству. Требовать от пролетариата угнетаемой страны, страны, подвергающейся агрессии, чтобы он желал поражения своему правительству —  значит, толкать его к самоубийству.  Мы видим, что современные войны, развязанные США по всему миру, отличаются  от войн начала ХХ века тем, что они не только не приводит к изменению соотношения сил в пользу рабочих,  а  дают прямо противоположный эффект. В силу слабости рабочего движения и, по выражению И.М Герасимова, «крайнего интеллектуального оскудения международного коммунистического движения»,  пролетариат страны жертвы агрессии не в состоянии взять власть из рук гибнущей национальной буржуазии и она переходит к компрадорам.   Как это ни парадоксально, для того, чтобы рабочее движение окрепло, необходимо существование буржуазной демократии, способной защитить страну от внешней агрессии.

В статье звучат нападки на принцип разделения буржуазии на компрадорскую и национально ориентированную,  дескать, вся буржуазия одним миром мазана. Здесь надо заметить, что никто не утверждал, что между этими группами буржуазии есть какая-то нерушимая граница. Довольно легко и непринужденно капиталисты переходят из одного лагеря в другой, руководствуясь исключительно выгодой, порой забывая о собственной безопасности.   Национальная буржуазия, в отличие от компрадоров,  может играть и играет иногда позитивную роль,  например, в  национально- освободительном движении, как это мы видим сегодня на Донбассе, где власть — буржуазная, но вынуждена, чтобы защитить себя, бороться в т.ч. за интересы  противоположного класса.

Нападкам подвергается также вполне подтвержденная на практике теория «фашизма на экспорт» – теория,  основанная на изучении поведения современного финансового  капитала в своей стране и за ее пределами.  Конечно, для тех, кто изучает диалектику, различие — это различие тождественного, и в этом смысле внешняя и внутренняя политика буржуазии направлена на одно и то же – на выкачивание прибавочной стоимости из рабочих.  Но в то же время,  мы знаем,  что тождество –  это тождество различного,  в связи с чем становится понятно, что фашизм на экспорт  – это еще и средство поощрения растущего оппортунизма, средство раскалывания международного рабочего движения.  И в этом смысле борьба с «фашизмом на экспорт» сплачивает пролетариат разных стран, как это мы видим на примере ополчения Новороссии.

В.И.Ленин писал, что «борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая и лживая фраза». Если в начале прошлого века  оппортунизм обозначал преимущественно поддержку своей национальной буржуазии, то сегодня, по сути,  оппортунизм — это поддержка американской буржуазии, в том числе против национальной.  Ярким примером такого оппортунизма является разбираемая статья. В империалистические страны записываются все страны, проводящие активную внешнюю политику, включая Россию – полуколонию США и Китай,  находящийся в переходном периоде от капитализма к социализму.  Хорошее название – Российская или Китайская империя, только не  соответствует понятию империи. Кто выигрывает от этого смешения понятий? Только класс капиталистов наиболее сильной, наиболее агрессивной империалистической державы, которая относится к остальным странами выдуманной автором «империалистической пирамиды» (где все существующие при империализме страны объявляются в большей или меньшей мере империалистическими), как сельдевая акула к селедкам.

Говорят,  что однажды Кювье зашел в зал, где происходило заседание комиссии французской Академии наук, работавшей над составлением энциклопедического словаря.  Один из членов комиссии поделился с ним своей радостью.  Дескать, нам только что удалось найти краткое и точное определение трудного слова: «Рак — это маленькая красная рыба, которая плавает задом наперед».  «Великолепно», ответил Кювье, «однако разрешите мне сделать небольшое замечание.  Дело в том, что рак не рыба, он не красный, и не плавает задом наперед.  За исключением всего этого, ваше определение превосходно».

 

Дегтерев Денис Борисович, кандидат медицинских  наук,

член идеологической комиссии ЦК Рабочей партии России

Читайте также: