СОКРАЩЕНИЕ РАБОЧЕГО ДНЯ КАК УСЛОВИЕ ПОСТРОЕНИЯ БЕСКЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА

Виктор Иванович ГАЛКО,
кандидат экономических наук,
Ректор Университета  рабочих корреспондентов
Фонда Рабочей Академии


Великая Октябрьская социалистическая революция впервые в истории поставила в практическую плоскость построение бесклассового общества. Основной критерий деления людей на классы — положение в производстве. В работе «Великий почин» Ленин дает ставшее классическим определение: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению  (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают»[1]  В классовых обществах одна большая группа людей  благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства может себе присваивать труд другой. Построение бесклассового общества предполагает уничтожение классовых различий, обусловленных  разницей людей по положению в производстве.

В переходный период от капитализма к коммунизму решается задача ликвидации антагонистических классов. В результате национализации средств производства (в Советской России основные средства производства были национализированы  в 1918 г.),  а также в ходе экономической борьбы и победы коммунистического уклада удельный вес буржуазии в населении России, составлявший 16,8% в 1913 году, сократился до 4,6% в 1928 г. и  опустился до  0 % в 1939 г.

Задачу уничтожения  разницы рабочих и крестьян невозможно решить свержением какого то ни было класса. Первым шагом в решении этого вопроса явился переход от единичного, обособленного, мелкого товарного хозяйства к общественному крупному хозяйству. В результате коллективизации сельского хозяйства удельный вес крестьян, составлявший более 75% в 1924 году, уменьшился до 2,6% в 1939 году.

Дальнейшее развитие социализма на собственной коммунистической основе предполагает преодоление оставшихся классовых различий. Для полного уничтожения классов надо не только свергнуть капиталистов и отменить их собственность, а необходимо уничтожить другие классовые различия, в том числе различия между людьми умственного и физического труда, между управляемыми и управляющими.

Это решается,  во-первых, посредством улучшения условий труда, прежде всего непосредственных производителей, во-вторых, посредством таких изменений, которые ведут к тому, чтобы работник не был прикован всю жизнь к одному виду деятельности, был способен исполнять другие виды работ, развивать другие свои способности.

Ликвидация  деления на управляемых и управляющих возможна только путем всеобщего участия трудящихся в управлении,  привлечения «к управлению государством поголовно всех трудящихся»[2]

При всеобщем участии трудящихся в управлении действительно решается вопрос борьбы с бюрократизмом, карьеризмом и прочими негативными явлениями в аппарате государственного управления. Ленин ставил задачу немедленного перехода  к тому, чтобы все исполняли функции контроля и надзора,  чтобы все на время становились «бюрократами» и  чтобы  поэтому н и к т о не мог стать «бюрократом».

Практическое решение задачи  всеобщего участия трудящихся в управлении в СССР дало множество форм, таких как рабочий контроль, шефство заводов над госаппаратом, выдвиженчество, совместительство работы на заводе с работой в госучреждении. Эти формы позволяли рабочим учиться государственному управлению и эффективно бороться с бюрократизмом и другими негативными явлениями в государственном аппарате управления.

Шефство заводов над госаппаратом, совместительство, как более высокая форма участия трудящихся в управлении, предполагают работу на заводе и работу в госучреждении. А что нужно для того, чтобы рабочие, трудящиеся могли работать в госучреждении? Необходимо свободное время, которое позволяло бы совмещать работу на предприятии с работой в госаппарате.

Развивающееся коммунистическое общество обеспечивает процесс сокращения рабочего времени и увеличения свободного времени.  На основе роста производительности труда экономится труд,  который направляется на сокращение рабочего дня и увеличение свободного времени.  Часть этого свободного времени используется на  всестороннее развитие всех членов общества, а часть — на участие трудящихся в государственном управлении.

В Программе РКП(б) ставилась задача: «в дальнейшем, при общем росте производительности труда, максимальный 6-часовой рабочий день без уменьшения вознаграждения за труд и при обязательстве трудящихся сверх того уделить два часа, без особого вознаграждения, теории ремесла и производства, практическому обучению технике государственного управления  и  военному  искусству»[3]  .

Следует отметить, что сокращение рабочего дня до шести часов не является какой-то окончательной точкой. По мере роста производительности труда рабочий день будет сокращаться и до величины менее шести часов.

Сокращение рабочего времени непосредственных производителей и одновременное увеличение свободного времени является важнейшим условием уничтожения классовых различий. Государство диктатуры пролетариата с первых дней приступило к решению этой  задачи. Одним из первых  Советской властью был принят Декрет  «О восьмичасовом рабочем дне», на основе которого продолжительность  рабочего дня стала не более  8 часов в сутки, а рабочей недели – не более 48 часов  (средняя продолжительность рабочей недели в 1913 г. составляла 58,5 часов).

В 1927 г. начался переход к семичасовому рабочему дню, который, как предполагалось, станет лишь этапом к переходу к 6-часовому рабочему дню. Угроза фашистской агрессии заставила вернуться к 8-часовому рабочему дню. С завершением восстановления разрушенного войной народного хозяйства был восстановлен 7-часовой рабочий день.

Несмотря на  угрозу войны и отражение фашистской агрессии процесс уничтожения классовых различий в стране осуществлялся. Улучшались условия труда, шел процесс сокращения ручного труда, труда в неблагоприятных условиях и т.д.

Государство активно развивало общественные фонды потребления как форму распределения по потребностям, и тем самым реализовывалась задача уничтожения различий по способам  получения и размерам получаемой доли общественного богатства.

Вместе с тем  нельзя принимать достигнутые достижения в деле ликвидации классовых различий как установленные раз и навсегда,  понимать процесс ликвидации классовых различий как однонаправленный, когда нет возможности возврата назад к классовому обществу.

В.И. Ленин понимал процесс уничтожения классовых различий диалектически, то есть как борьбу противоположных тенденций. В его определении «социализм есть уничтожение классов» указаны противоположные тенденции в развитии социализма. В ходе такой борьбы либо социализм уничтожит социально-классовые различия и станет полным коммунизмом, либо различия перерастут в классы и, тем самым, победят социализм.

В развитие марксистско-ленинских идей М.В.Попов вывел и  обосновал противоречие между бесклассовой природой коммунизма и наличием классовых различий в его первой фазе, которое разрешается борьбой трудящихся под руководством  рабочего класса за планомерное осуществление приоритета общественных экономических интересов (См.: Попов М.В. Планомерное разрешение противоречий развития социализма как первой фазы коммунизма. Л., 1986. С. 51–81).

С противоречием между бесклассовой природой коммунизма и наличием классовых различий на его первой фазе связаны две противоположные тенденции. Первая — тенденция к полному уничтожению классов и ликвидации на этой основе всякого социального неравенства. Противоположная тенденция — к усилению социального неравенства.

Выбрасывание из программы партии ревизионистами во главе с Хрущевым на XXII съезде КПСС в 1961 г. положения о диктатуре пролетариата и якобы  переходе к так называемому общенародному государству на деле означало,  что  большая группа лиц  стала управлять общественными средствами производства уже не в общественных интересах, а в интересах этой группы лиц (от имени народа и якобы в интересах народа).

А ведь Ленин особо указывал на то, что  только городские, вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие в состоянии руководить всей трудящейся массой во всей борьбе за полное уничтожение классов[4].  Классы остались и останутся в течение эпохи диктатуры пролетариата. Диктатура будет не нужна, когда исчезнут классы. Они не исчезнут без диктатуры пролетариата[5].

Отказ от  диктатуры пролетариата привел к созданию условий усиления классовых различий и возврату к классовому обществу. Прежде всего  был осуществлен возврат к тому положению, когда группы лиц стали различаться по отношению к средствам производства. Юридическое оформление в частную собственность государственных средств  производства стало лишь делом времени. Этот процесс был завершен в России в результате приватизации начала 90-х годов прошлого века.

Выкинув из Программы партии ключевое положение о диктатуре пролетариата, ревизионисты пошли в контрнаступление и на других направлениях. Был фактически приостановлен процесс сокращения рабочего дня. В 1967 г. был узаконен возврат к 8-часовому рабочему дню. Несмотря на сокращение рабочей недели (суббота стала выходным днем) рабочий день был увеличен на 1 час.

Тем самым в деле решения задачи уничтожения классовых различий был поставлен искусственный барьер. По субботам государственные учреждения, как известно, не работают. Увеличение рабочего дня на 1 час в будние дни сделало невозможным работу трудящихся в госаппарате — как идти управлять и контролировать госучреждения, когда они закрыты?

Темпы роста производительности труда снизились, но рост производительности еще по инерции продолжался. За 9-ю, 10-ю и 11-ю пятилетки рост производительности труда в промышленности обеспечил экономию 22 млн. чел. Однако достигнутый эффект шел не на сокращение рабочего дня непосредственных производителей, а на увеличение количества непроизводительных работников. Так, если с 1940 г. до 1965 г. обеспечивалось сокращение численности государственного аппарата управления (с 1 млн. 837 тыс. чел. до 1 млн. 460 тыс. чел.), то начиная с 1965 г. пошел устойчивый рост численности аппарата управления (2 млн. 658 тыс. чел. в 1984 г.).

Процесс ликвидации классовых различий был остановлен и направлен вспять. Соответственно, перестали решать вопрос сокращения рабочего дня. После реставрации капитализма в нашей стране буржуазной властью  вопрос о сокращении рабочего дня уже не ставится. Наоборот, отдельными представителями класса буржуазии предлагается увеличить рабочий день до 12 часов.

Наша история показала правоту ленинских мыслей.  После отказа на ХХII съезде КПСС от диктатуры пролетариата резко усилился   процесс роста социально-классовых различий, который в конечном итоге привел к реставрации капитализма и созданию антагонистических классов капиталистов и пролетариата. Необходимо помнить, что только постоянная, упорная, последовательная борьба может привести к полному уничтожению классов.


[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 15.

[2] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.36, с.53.

[3] Ленин В.И.  Полн.  собр.  соч.,  т. 38, с. 445.

[4] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 14.

[5] Там же, с. 279.

Читайте также: