Сущность политшулеров с «политштурма»

К. Павлов


Последнее время всё чаще и чаще приходится сталкиваться с «наукообразным марксизмом» — современной формой борьбы против интересов рабочего класса.
Статья на политштурме, под хайповым названием «К критике буржуазного профессора» — яркий тому пример. Основная задача таких статей — загрузить читателя аргументами и фактами, якобы имеющими за собой научную проницательность, и под видом марксизма-ленинизма провести свои реакционные идеи.

Начинают они обычно с беглой критики основного положения, после чего переключаются на второстепенные, менее существенные моменты. Это очень хитрый приём. У читателя в памяти остаётся разбор множества различных явлений, куча каких-то цифр, фраз, а бегло упущенная в самом начале суть некритично принимается, как данность. Статья политштурма — не исключение, а отличный пример данного жанра. Начинает свою содержательную часть она следующим образом:

«Наши профессора отвергают монополизм в финансовой сфере. На это намекает и презрительное название «контора» – это, как правило, мелкое учреждение. Г-н Галко прямо заявляет, что едва ли наши организации можно считать монополиями. А довод, что приводит г-н Галко, крайне сомнителен для экономиста: «активы всей банковской системы России гораздо меньше активов одной крупной западной банковской монополии». Хочется спросить: а что с того, что активы меньше? Галко – как активный читатель Ленина – не может не знать, что монополия определяется в первую очередь внутри страны, так сказать, в национальных рамках. … А что мы имеем в современной РФ? В 2018 году активы лишь одной конторы – «Сбербанка» – составили 27 трлн. рублей (407 млрд. долларов). А это, на секундочку, около 30% всей банковской системы РФ. Это ли не свидетельство предельной концентрации капитала и образования монополий? »

И заканчивается:

В общем, мы в полной мере и точно можем говорить, что перед нами монополистические гиганты. Международные ростовщические тресты.

Ленин говорил о таких: «побили себя сами».

1) Речь идёт о монополии, сущность которой – в концентрации капитала. Утверждение В.И. Галко указывает на концентрацию в её чистом виде. Что же делают авторы политштурма? Переводят разговор на определение. Только вдумайтесь в это. Определением пытаются побить сущность! Остаётся только развести руками.

2) Вдвойне нелепо это выглядит на фоне многократных заявлений авторов политштурма о том, что нужно изучать современность, современную действительность, современную Россию. В своей попытке опустить главное положение И.В Галко, прикрываясь Лениным, они ссылаются на международную ситуацию 100 летней давности. Очень удобно.

3) В заключении авторам политштурма всё равно приходится говорить о Российских банках, как о международных ростовщических трестах. И если В.И. Галко в своих статьях делает полный анализ функционирования современных банков, их сущности, соотношения международности и монополизации, то в статье политштурма выводы делаются с помощью декларирования абсолютных чисел, без исследования самих процессов внутри банковской системы. Одним словом – «следите за руками»!

Все последующие части статьи так же нелепы, хотя их наукообразная форма создаёт впечатление логичного, детального повествования.

Как же так получается? Почему статью В. И. Галко — https://vk.com/@hedgamahog-ob-imperialisticheskoi-sisteme-strizhki-kuponov-vigalko-kand — содержательную, прочно аргументированную, авторы данного «научного разбора» даже не затрагивают? Дело в том, у них есть субъективная потребность доказать, во что бы то ни стало, что в России есть империализм. Соответственно, им нужно максимально игнорировать зависимость Российской банковской системы от зарубежных систем. Из этого рождается вся бессмысленная эпопея про «национальную монополию», а после, и натягивание на глобус якобы значимой «международности» этих банков. Попытка выглядит приемлимо в абсолютных числах, смешно — в относительных, и просто грустно – на фоне настоящего исследования В.И. Галко.

Как на самом деле следовало приступить к данному исследованию? Только с рассмотрения международной банковской системы.

В.И. Галко, прежде всего,

1) устанавливает, в валютах каких стран осуществляются международные расчёты. Полученные им результаты, увы, крайне печальны для России. Российский рубль занимает 18-е место где-то между турецкой лирой и южноафриканским рэндом, с общей долей всего 0,26%

2) рассматривает «кухню» международных банковских расчётов, вскрывает суть корреспондентских счетов, деятельность которых выражается в том, что реальные деньги при переводах содержаться в зарубежных банках, а не Российских, и банковские операции находятся под зарубежным контролем.

3) анализирует валюты, используемые в качестве валютных резервов стран. Разумеется, российского рубля нет в списках.

4) отдельным образом рассматривает МВФ, в которой России, опять-таки, нет.

5) заканчивает анализ международными платежами физических лиц, где главенствуют системы банковских карт VISA, MasterCard, American Express. Российский МИР остаётся в стороне, поскольку карты его не принимаются ни в каких международных расчётах.

Лишь после этого можно было бы рассмотреть и национальную монополию, но политшулеры из полиштурма, лёгким движением руки, избавляют себя от такой трудности.

Любопытно заключение самого В.И. Галко, из которого видно, что с подобными приёмчиками ему приходилось сталкиваться уже не раз:

Некоторые деятели в своих поспешных выводах не берут всю совокупность фактов, действуют по принципу: слышал звон, да не знает, где он. Вычитают в рекламном буклете какой-либо российской компании, что называется она финансово-промышленной группой, что в ее состав входит организация с названием «банк» и тут же радостно восклицают: перед нами финансовый капитал. Или, например, вычитают, что такая-то российская компания купила или построила завод за рубежом и вот, с апломбом сообщают, вывоз капитала налицо, Россия, дескать, – империалистическая страна. Или выхватывают отдельный признак империализма без связи с другими.

Признаки империализма не рядоположенные, а взаимосвязанные, вытекающие один из другого. Лишь те капиталистические страны, которые разделили и «грабят — простой «стрижкой купонов» — весь мир», являются империалистическими, а капитал этих стран является финансовым капиталом, соответствует понятию, а не только названию

Здесь может возникнуть вопрос. Как так получается, что точный, научный анализ В.И Галко, последователи «наукообразного марксизма» характеризуют следующим образом:

Все воззрения нашей профессуры – концепции, идеи, рассуждения – лишены научного обоснования. Они просто выдуманы. … .. – ведь они ничего не исследуют толком, а лишь выдумывают. Таких людей принято называть лжеучеными, выдумщиками.

Это уже не просто критика. Это ненависть, это желчь. Марксизм вбирает в себя самое лучшее, это созидательное учение – в чём же «секрет» людей, которые открыто извращают его до такой степени? Есть две стороны – объективная, и субъективная.

Объективно – это молодые интеллигенты и служащие, в возрасте от 20 до 40 лет. Особенность заключается в том, что свою деятельности они осуществляют в комфортных условиях, имея для этого достаточно средств и свободного времени.

Субъективно – это носители мелкобуржуазного сознания, для них важным является лишь их собственное эго. Быть левым —  это их хобби. На таком фоне красная профессура выступает очень лакомым кусочком. Чем сильнее личность настоящего коммуниста, тем значимее лично дня них публично вцепиться ей в глотку. Каждый из них втайне мечтает переписать Маркса, улучшить Ленина. Отсюда это безудержное желание якобы «развивать Марксизм, который устарел». Под этим лозунгом сегодня орудуют самые яростные ревизионисты. Ведь одно дело – прочитать 50 томов Ленина и взять их за основу, и совсем другое – набросать очередную статью-фантазию и прямо здесь, прямо сейчас ощутить себя умнее других, «развить марксизм»

Объективно – это люди, которым нужны эмоции здесь и сейчас, они не способны к рутинной работе, к служению. Они по своей природе ленивы, не способны к систематическому обучению, это продукт разрушенной советской системы образования. Любая дестабилизация для них есть благо. Буржуазный переворот, потому, объективно становится их целью. Само же их личное положение очень устойчиво – работа идёт из дома или студии, отсутствие принадлежности к какой-либо партии позволяет лавировать между любыми силами, т.е. они всегда содержат себя в относительной безопасности, и не боятся стать жертвой дестабилизации. Они знаю, что будут «в топе», что «грязное дело» будут вершить не их руками, а руками народа.

Субъективно – это люди, выступающие за диктатуру пролетариата. Они в грудь готовы бить, крича о своей любви к трудящимся, к наследию марксизма-ленинизма, и сами целиком уверены в том, что являются носителями истины. Тот факт, что образование их крайне хромает (и они сами в курсе этого) они поясняют себе тем, что «эти старые профессора всё равно тупее», потому как «догматики, от современности отстали давно». Желание этих людей априори чувствовать за собой истину строится на иллюзии, что сейчас они легко, без усилий, нахватают «новых современных знаний». Без всякого труда станут носителями «самого передового марксизма». Их всегда легко опознать по ненависти к «догматикам», которые – вот негодяи! – заставляются долго и упорно учиться, а не плодить новые сущности.

Объективно – это враги рабочего класса. Знаниях этих людей поверхностны, не системны. Они выдёргивают и запоминают лишь те фрагменты, которые выгодны лично им. Отсюда и феномен «наукообразности», потому как там, где нет системы, нет и науки. Этих людей никогда не увидишь среди рабочих, на проходных, с газетами в руках. От всякой партийной работы они бегают, как тараканы. Их место обитания – виртуальное, медийное пространство, всякого рода массовые митинги и протесты. «Душой» они с рабочими, а вот «телом» – дома, у мониторов, с тёплой чашечкой чая, либо «на тусовке». Всех их проекты всегда ограничены медийным пространством и соц-сетями, независимо от того, что за цели декларируется публично.

Дальнейшее развитие таких «наукообразных марксистов» вполне предсказуемо. Часть их пересилит свой эгоизм, и присоединится к настоящей коммунистической партии. Часть – выпадет из движения вообще, как только потеряет средства к беззаботному существованию или просто потеряет интерес. Оставшиеся собьются в «марксистские кружки» и составят резервную армию буржуазии. В нужный момент, дёрнув за правильные ниточки, их направят на борьбу с рабочим классом, под видом «борьбы с оппортунистами».

Будем бдительны, товарищи!

Читайте также: