В Голову Не Пришло.(В.С.БУШИН)

Иной раз, послушав человека,

 мне так хочется ласково

погладить собаку, улыбнуться

крокодилу, почтительно снять

шляпу перед слоном…

 Пешков (М. Горький)  

   В связи с расстрелом турками 24 ноября над Сирией нашего бомбардировщика президент В.Путин изумленно воскликнул: — Нам и в голову не могло придти, что наши партнеры, союзники, друзья способны на это!..

Голова – агрегат сложный и капризный, иногда в него входит то, что вовсе не обязательно (например, давно траченный молью в чулане двуглавый орел в виде герба страны), а другой раз – не входит то, что крайне необходимо (допустим, мысль об укреплении обороны страны после того, как от нее оторвали 5 млн. квадратных километров территории со всеми её богатствами и силой). Сталин знал, что войны с немцами не избежать, но ему тоже не могло придти в голову, что это случится именно тогда, когда случилось. Однако у этого просчёта были веские причины. Во-первых, существовали два договора  с Германией, исключавшие возможность всякого конфликта, и между странами шел интенсивный взаимовыгодный товарообмен. А главное, во-вторых, у Германии был горький и весьма недавний опыт войны на два фронта, в которой она потерпела жестокое поражение. И невозможно было допустить, что Гитлер, сам участник той войны, пренебрежет этим тяжким опытом. А он решительно пренебрег! Сталин просто недооценил степень цинизма и  меру  авантюризма Гитлера.

А что сейчас? Какой мы имеем  договор с Турцией, кроме договора о поставках помидор? Турция – член враждебного нам блока НАТО. Или Медведев убедил Путина, что это не военный блок, а клуб филателистов? А кто-нибудь из советников  президента знает хотя бы в общих чертах историю русско-турецких отношений? Да, прав Путин, «турецкий народ добр, трудолюбив и талантлив», у него за спиной великая история. Но известно ли президенту, что с этой доброй страной  мы воевали чаще, больше, чем с любой другой? Если начать с востока, то с Японией мы воевали дважды – в 1904 и в 1945 годах. На западе – с немцами, допустим, при Александре Невском, в Семилетней войне 1756-1763 годов, в Первой мировой 1914-1918 годов и в Великой Отечественной. С Францией – в 1812 году, в  Крымской войне 1853-1856-х, и как с участницей агрессии Антанты в пору Гражданской войны  1918-1920 годов. Можно назвать ещё Польшу, Финляндию, Венгрию, Румынию… Так вот, со всеми Россия воевала  2-3-4 раза, а с Турцией с 1676 года– девять раз! И каждый раз, кроме Крымской войны, в которой она была одним из  участников антироссийской коалиции, каждый раз Турция терпела поражение. Могло ли это нравиться доброму и талантливому народу? Мало того, мы  выгнали талантливых турок с Украины и из Крыма. И в годы Великой Отечественной они дважды была готова кинуться на нас в помощь Гитлеру: первый раз – после предполагавшегося захвата немцами Москвы, второй – после запланированной победы немцев в Сталинграде. Увы, оба праздничка не состоялись, сорвались. Могла добрая Турция после всех этих многовековых огорчений вдруг ради ясных очей товарища Путина стать нашим партнером, союзником и другом? Сомнительно…

3 декабря в Международный день инвалида президент обратился с Посланием к  Федеральному собранию и ко всей нации. К удивлению многих он  вдруг вспомнил в нем слова Карамзина: «Если мы сами себя не уважаем, то и нас уважать никто не будет». Все телевизионные политологи, филологи и стоматологи зашлись в восторге, хватали друг друга за лацканы пиджаков, трясли и  голосом Бобчинского, поймавшего Добчинского, страстно вопрошали: «Вы слышали? Как актуально! Как мудро! Вот указующий перст!»

А ведь все здравые люди знали это и без Карамзина и задолго до него. В самом деле, если, допустим, высокопоставленное лицо мчится из Москвы в Сочи, чтобы вручить российский паспорт и ордер на пятикомнатную квартиру в Саранске иностранному артисту, с чего-то вдруг  вроде бы  выразившему желание обрести российское гражданство, если так, то что это, как неуважение и к своему высокому посту, и к себе лично, и к стране, которую представляешь, неуважение  с отмеченными Карамзиным печальными последствиями. Если, скажем, тебе почему-то стыдно за 75 лет истории своей родины, и ты сам да с помощью наймитов неутомимо порочишь эти годы, в действительности бывшие как в прямом, так  и в переносном смысле космическим взлетом родины, то это хуже, чем неуважение к себе, к своим родителям, ко всему народу. Если здравствующего предателя родины высокопоставленное лицо награждает высшим орденом, а тому предателю, что утонул в бутылке, подаренной ему дядюшкой Сэмом за Беловежскую антироссийскую шкоду, воздвигает в Екатеринбурге памятную пирамиду выше знаменитой  пирамиды Хеопса, потратив на это 5 миллиардов рублей, отнятых у голодных детей, то – что это? Я уж не говорю о русском чиновнике, который увидев на ранчо американского президента его породистую собаку, вполне возможно очень блохастую, пал перед ней на колени и прижался щекой к её морде, едва не плача от умиления. Это уж какой-то мазохизм самоуничижения и презрения к своей стране. Мало того, порой все это просто преступно. Если обратиться к фактам посвежей, чем упомянутые, то можно вспомнить, что правительство урезает расходы на образование, науку, медицину, но, несмотря на санкции США против нас, увеличивает расходы на покупку их долговых облигаций. Так, в минувшем августе они возросли почти на 8 млрд. долларов. Глубоко прав Юрий Болдырев, сказавший: «Это крайне унизительно… Это преступно» (Правда. 10.12.15).

Да, Карамзин был прав насчет уважения и неуважения, хотя это, в сущности, банальная мысль, и восторгаться тут нечем. Но ведь все эти политологи, филологи и урологи, восторженно лобзая друг друга,  не вспомнили ни единого российского факта неуважения к себе и к народу, что ясно видели и видят своими лазами. Они уж так ликовали по поводу речи и цитаты из Карамзина да ещё из Менделеева, что… Ну, представьте себе, оратор сказал : «Мы не будем брЯцать оружием…» То ли он оговорился, то ли всегда так на свой манер произносит это слово, и вот комментируют его речь политолог В.Никонов, филолог С.Иванов, уролог В.Жириновский и еще кто-то из известных мыслителей,  и – ну, просто курам на смех!- они  тоже – «брЯцать»… «брЯцать»… «брЯцать…» Так безгранична их верноподданность и любовь! Все-таки грузинский акцент Сталина никто, даже артисты Михаил Геловани и Алексей Дикий, игравшие его роль в кино, не копировал. У Пушкина есть строки:

Поэт на лире вдохновенной

Рукой рассеянной бряцал…

Для помянутых мужей и орфоэпический авторитет президента выше авторитета даже самого Пушкина.

Президенту хорошо  бы ещё заглянуть в труды другого знаменитого нашего историка – Василия Осиповича Ключевского. Он однажды сказал: «История никого ничему не учит, но она жестоко наказывает тех, кто не знает её уроков». Так вот, был жестокий урок  ошибки Сталина в 1941 году. И человеку, воссевшему на его место первого лица России, надо было знать этот урок и учесть его в 2015-м.

А президент при имени Сталина либо отворачивается, либо пугается, либо твердит то, что нам давным-давно осточертело из уст Радзинского, Сванидзе, Млечина и других сионский мудрецов первой гильдии. 9 декабря в Ленинграде В.Путин принял участие в заседании Попечительского совета Мариинки. Художественный руководитель театра Валерий  Гергиев в связи с предстоящим  125-летием Сергея Прокофьева вспомнил, что великий композитор умер в один день со Сталиным, и потому его похороны прошли незаметно, и вот будто бы по этой причине его музыка исполняется в России не так часто, как во всем мире. Много мы наслышаны обвинений в адрес Сталина даже после шестидесяти лет со дня  его смерти, но чтобы ещё и это…

То, что похороны прошли не так, как заслуживал композитор, в той драматической ситуации вполне естественно. Маяковский в поэме «Владимир Ильич Ленин», повествуя о смерти и похоронах Ленина, обронил:

Кто

сейчас

оплакал бы

мою смертишку

в трауре

вот этой

безграничной смерти…

И это было верно. А ведь Маяковский в 1924 году был гораздо более известен, популярен, знаменит, чем великий  Прокофьев даже в 1953-м при всех его шести Сталинских премиях.

А тому, что музыку его не часто исполняют у нас, есть немало причин. Одним музыкальным деятелям не нравится то, что ведь  Прокофьев написал на слова Владимира Луговского к фильму «Александр Невский» ораторию:

Вставайте, люди русские

За нашу землю вольную…

Другие… Да вот станет ли исполнять Прокофьева оркестр прославленного Владимира Спивакова, который в паре с заокеанским Соломоном Волковым, изобразили Д.Шостаковича тайным антисоветчиком, лицемером, и всю его музыку надо понимать как проклятие советскому времени?

Путин тотчас  отозвался на слова Гергиева: — Не пугайте нас  Сталиным…

Вот видите, на этот раз он испугался. Впрочем, тут же пришел в себя и резонно возразил: «Сталин это Сталин, а Прокофьев – Прокофьев, и не надо их путать».

Конечно, историю и своей-то страны, а не то что Турции, нынешние кремлевские насельники не знают. Глава правительства прямо в этом признался на торжестве по случаю годичного юбилея исторического журнала, так прямо и названного — «Дилетант» (главный редактор В. Дымарский).  Но вот другой вопрос из несколько иной области. Наши воздушно-космические силы  уже  третий месяц бомбят  исламистов в Сирии. Как сказала недавно в телепередаче Владимира Соловьева депутат Госдумы Ирина Яровая, златокудрый рупор Кремля, «надо уничтожить их там, чтобы они не пришли сюда». Примерно так объясняют наши действия и официальные лица, и другие депутаты, и многие иные говорящие головы: «Лучше уничтожить врага на дальних подступах, чем драться с ним на ближних». Прекрасно. Все очень логично. Ну, а в 1941 году, может быть, нам тоже следовало первыми обрушиться на Германию? Сомнительно…  Но там-то, в Сирии, не полк, не дивизия, не 10-20 тысяч террористов, которых действительно можно уничтожить. С.Шойгу заявил, что их 60 тысяч. Это после двух с лишним месяцев ежедневных бомбежек. И есть намерение уничтожить всех до одного? Странно… А что, если 10-15 тысяч все-таки разбежится по Европе, не исключая Россию? Даже при всей отчаянности нашего положения в 1942 году и при всех ужасах и зверствах, что немцы творила на нашей земле, Сталин тогда сказал: «Гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий, а государство германское остаются». Кремляне обязаны знать и этот сталинский урок, сделать из него свой вывод применительно во времени и к обстановке.

И вот летают, и вот бомбят… А как могло главнокомандующей голове не придти мысль о сопровождении бомбардировщиков истребителями? Ведь для этого даже вовсе не обязательно служить в армии. Нашими воздушно-космическими силами командует генерал-полковник Виктор Бондарев. Хочется думать, что он не сердюковский кореш и выдвиженец, а профессионал и обязан знать  о полетах все. Как же этот профессионал мог согласиться на такие полеты? Наконец, как могли сами летчики безропотно  поднимать в воздух свои бомбардировщики без истребителей? Почему ни один из них не сказал: «А лети-ка ты сам, Виктор Николаевич!» Неужели не понимали, чем такой полет грозит им лично? Не может быть, чтобы не понимали! Но  Путину за двадцать лет удалось создать в стране обстановку полного непротивления ему, он так выдрессировал своих подчиненных, что они не смеют роптать даже при явной угрозе смерти. Он  порой бросает Западу веские упреки, не понимая, что они точно так же могут быть брошены  и ему. Все помнят, что, имея в виду нынешнюю кошмарную обстановку на Ближнем востоке, где Запад в прах растер три благополучных арабских страны, Путин воскликнул: «Вы хоть теперь-то понимаете, что вы натворили?!». Резонно. Думаю, что Америка понимает, а Франция, Англия и Германия наверняка не понимали, не предвидели хотя бы то, что после их разбоя к ним хлынут сотни тысяч отчаянных и опасных беженцев. Да, могли не понимать: ведь они же орудовали в других странах. А если на своей родине? Понимает ли он хоть теперь, что за двадцать  пять лет они натворили в родной стране?..

Нам по телевидению гордо сообщают : «Тело погибшего в Сирии подполковника Олега Пешкова  доставлено в Липецк самолетом в сопровождении истребителей…Тело морского пехотинца Александра Пазынича доставлено в Новочеркасск самолётом в сопровождении истребителей». Вот он, образ этой власти: живых посылает на боевое задание безоружными, в сущности, голыми, а  мертвых бдительно охраняет… А у самой целый полк охранников да еще специальная служба.

Позвольте, но причем здесь морской пехотинец, когда идет воздушная операция экипажа вертолета по спасению летчика, выбросившегося с парашютом из сбитого самолёта? Я заглянул в интернет. Там указан год рождения Александра Михайловича – 1963. Что, ему шел уже шестой десяток, и он в морской пехоте рядовым? Да я даже в конце Великой Отечественной не встречал на фронте солдат такого возраста.

А Олегу Анатольевичу Пешкову 45 лет. И он, подполковник, летает как рядовой летчик? Да это дело двадцатипятилетних лейтенантов и тридцатилетних капитанов. Александр Иванович Покрышкин в 29 лет, будучи капитаном, уже командовал эскадрильей. Что же это за странные загадки? Сердюков действительно уже снят?

К слову сказать, Олега Пешкова, которого расстреляли с земли, кода он выбросился с парашютом со сбитого самолета, посмертно наградили Золотой Звездой Героя. Я не стал бы касаться этой деликатной темы, но тут – явная  попытка широким красивым жестом загладить и скрыть разгильдяйство командования всех уровней, включая высшее, ибо за смерть Героя не дают. Это высокое звание дают за подвиг, за победу над врагом: генерал Жуков получил первую Золотую Звезду за победу над японцами на Халхин-Голе, вторую – за Сталинградскую победу, Александр Покрышкин стал трижды Героем за 59 сбитых самолётов врага, Иван Кожедуб – за 62…

Господи, ведь даже Указ о награждении не умеют составить путно: «За мужество, отвагу и храбрость…» Да ведь это  одно и то же, полные синонимы. Хоть бы тут поучились у Советского времени.

Читайте также: