В.И.ЛЕНИН О ЗАВОЕВАНИИ, УКРЕПЛЕНИИ И УДЕРЖАНИИ РАБОЧИМ КЛАССОМ СВОЕГО ГОСПОДСТВА

Иван Михайлович ГЕРАСИМОВ,
кандидат технических наук,
старший научный сотрудник ОАО «ВНИИТрансмаш»,
вице-президент Фонда Рабочей Академии,
главный редактор газеты «Правда труда»


Свершение пролетарской революции, построение рабочим классом своего государства и дальнейшее окончательное уничтожение классов — построение полного коммунизма является сложнейшей задачей. В ходе буржуазных революций власть переходила в руки буржуазии, вызревшей внутри феодального общества и к моменту захвата власти, как правило, контролировавшей экономику и имевшей большое влияние. Рабочий же класс находится внизу социальной иерархии не только накануне пролетарской революции, но и после своей победы — вплоть до полного уничтожения классов. Тем не менее, как показал опыт русского рабочего класса в первой половине XX века, задача эта может быть успешно решена.

Сила рабочего класса в умении решать практические задачи, способности доводить начатое до конца, в организованности и сплочённости. Но в таком сложном деле, как построение коммунизма, рабочему классу необходимы специальные инструменты.

Первый инструмент рабочего класса — профсоюзы. Профсоюзы — массовые организации, в которые рабочие объединяются для защиты, в первую очередь, своих насущных интересов, хотя, как отмечал К. Маркс в работе «Нищета философии», со временем объединение рабочих как таковое приобретает для них самостоятельную ценность. Тем не менее, насчитывающая уже не один век история профсоюзного движения показывает, что сама по себе профсоюзная борьба не в состоянии вывести рабочее движение за рамки некоторого улучшения положения рабочих в условиях капитализма. Подъемы профсоюзной борьбы, связанные, в основном, с приходом сильных профсоюзных вожаков, сменяются спадами после их устранения либо разложения. И хотя пролетариат промышленно развитых стран добился сносного для себя существования, в мире в целом положение рабочего класса мало отличается от описанного в «Капитале» К. Маркса.

Построить государство диктатуры пролетариата невозможно без овладения наукой об обществе — основанным на гегелевской диалектике марксизмом-ленинизмом. И потому рабочему классу необходим авангард — коммунистическая партия, объединяющая передовых рабочих, видящих конечную цель борьбы, с представителями интеллигенции, вставшими на позиции рабочего класса. Без партии не удастся соединить научный социализм с рабочим движением. Партия не может инициировать рабочее движение, но, как писал Владимир Ильич в работе «Проект и объяснение программы социал-демократической партии», её задача — «примкнуть к движению рабочих, внести в него свет, помочь рабочим в борьбе, которую они уже сами начали вести».

Какие политические цели следует ставить перед собой пролетариату в условиях капитализма? Западная социал-демократия начала XX века таким вопросом, похоже, не задавалась. В этом смысле Каутского может, и не стоило называть «ренегатом» — его довоенные рассуждения о диктатуре пролетариата носили отвлеченно-умозрительный характер. И лишь столкнувшись с напором русского большевизма, за пять лет столкнувшего на обочину истории немецкую социал-демократию, возглавлявшую, как считалось, марксистское движение всего мира, он вскрыл своё нутро буржуазного, по сути, ученого, возопив о «чистой демократии». За что и был нещадно выпорот Лениным в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский» в 1919 году. Но и большевики главной политической задачей до февраля 1917 года ставили низвержение Самодержавия и созыв Учредительного собрания.

Лишь опыт первой русской революции указал путь к построению рабочим классом своего государства. Ивановский городской Совет, созданный в 1905 году сначала лишь как объединение фабричных стачкомов для ведения совместных переговоров с предпринимателями по принципу «все со всеми», естественным путём взял под контроль территорию города и окрестностей. Охрана правопорядка, организация снабжения, упразднение продажи спиртного — практически все вопросы городской жизни решались Советом, опиравшимся на вооружённые боевые дружины. Ивановский Совет продержался, как и Парижская коммуна, 72 дня — и таких Советов на территории Российской империи в ходе революции 1905–1907 годов были созданы десятки. После февральской революции 1917 года этот опыт был востребован и окрепшие за 10 месяцев Советы бескровно и организованно взяли власть в свои руки, отстояв ее в ходе ожесточенной Гражданской войны, сопровождавшейся интервенцией 14 государств.

Таким образом, путь к созданию рабочего государства лежит, во-первых, через стачечную борьбу за насущные интересы рабочих. Надо лишь помнить, что «в каждую борьбу за каждую злобу дня надо вкладывать неразрывную связь с коренными целями»[1]. Приоритет в борьбе следует отдавать ключевым требованиям, являющимся залогом грядущих побед — главным образом, сокращению рабочего времени. Октябрьская революция вряд ли состоялась бы, если на заводах Петербурга с февраля не был бы явочным порядком установлен 8-часовой рабочий день, давший рабочим возможность включиться в политическую борьбу.

Невозможно построить рабочее государство и без получения значительным числом рабочих серьезного политического образования. «Коммунистом — говорил Ленин — стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Каждый коммунист должен освоить хотя бы 1-й том «Капитала, работы Ленина «Государство и революция» «Великий почин», систематически изучать «Науку логики» Гегеля. Сознательному рабочему надлежит иметь организационные навыки, обладать военно-техническими знаниями. Но необходимым условием развития является наличие свободного времени. Именно поэтому, в первую очередь, рабочему классу необходимо вести борьбу за сокращение рабочего дня, доведение зарплаты до уровня стоимости благ, необходимых для нормального воспроизводства рабочей силы.

В случае обострения политической ситуации в стране, вызванной теми или иными причинами, рабочим, служащим — всем трудящимся следует прибыть на свои заводы, фабрики, организации, где под руководством выбранных по цехам, бригадам, отделам фабзавкомов, объединившихся в районный — городской — областной Совет приступить к обеспечению жизнедеятельности на прилегающей к предприятию территории.

Именно имеющим в своём основании заводы и фабрики Советам надлежит стать государственными органами до полного отмирания государства. В работе «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» на I конгрессе Коммунистического Интернационала 4 марта 1919 г. В.И.Ленин писал: «Старая, т.е. буржуазная, демократия и парламентаризм были организованы так, что именно массы трудящихся всего более были отчуждены от аппарата управления. Советская власть, т.е. диктатура пролетариата, напротив, построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы завод, фабрика»[2].

В том же году это закрепляется в написанной В.И. Лениным Программе РКП(б): «избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)»[3].

Советы служащих, избираемые от организаций, учреждений, воинских коллективов и т.п. также должны входить в общую систему Советов при условии преобладания Советов рабочих депутатов[4]. Практика как успешного строительства так и разложения социализма в СССР продемонстрировала безальтернативность Советской власти, которая, по выражению Ленина  является «организационной формой диктатуры пролетариата»[5].

Для чего нужна диктатура пролетариата при социализме? Ведь антагонистических классов уже нет. Действительно, Маркс и Энгельс основой принадлежности к тому или иному классу считали отношение к средствам производства. Ленин же, имея за спиной двухлетний опыт борьбы в условиях пролетарского государства, дал в работе «Великий почин» следующее определение классов: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства». Отношение к средствам производства здесь на втором месте и примечание «(большей частью закрепленному и оформленному в законах)» говорит о том, что такое закрепление может иметь место не всегда. И присваивать чужой труд можно не только благодаря собственности на средства производства, но и «благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства». Уйти от этих классовых различий, чреватых восстановлением эксплуататорских классов, при социализме как коммунизме в своей первой фазе нельзя. А «для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это — дело очень долгое»[6].

В.И. Ленин разъясняет, что «уничтожение классов — дело долгой, трудной, упорной классовой борьбы, которая после свержения власти капитала, после разрушения буржуазного государства, после установления диктатуры пролетариата не  исчезает (как воображают пошляки старого социализма и старой социал-демократии), а только меняет свои формы, становясь во многих отношениях еще ожесточеннее»[7]. И далее ««В противоположность буржуазной демократии, скрывавшей классовый характер ее государства, Советская власть открыто признает неизбежность классового характера всякого государства, пока совершенно не исчезло деление общества на классы и вместе с ним всякая государственная власть»[8].

Борьба пролетариата не заканчивается с установлением его господства. Изменяются формы, появляются новые возможности. Требования остаются теми же: сокращение рабочего дня, зарплата на уровне стоимости нормального воспроизводства рабочей силы, улучшение других условий труда. В качестве орудия в исключительных случаях может выступить и забастовка, но главными орудиями борьбы теперь становятся воздействие на депутатов всех уровней вплоть до их отзыва и использование авторитета партии рабочего класса. По-прежнему актуальными остаются вопросы овладения каждым рабочим знаниями, необходимыми для управления на всех уровнях. Нельзя забывать о цели социалистического производства — как писал Ленин «не только для удовлетворения нужд членов, а для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития в с е х членов общества»[9].

И борьба эта продлится до окончательного уничтожения классовых различий и построения полного коммунизма.


[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 53.

[2] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, с. 500.

[3] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 425–426

[4] Проект Конституции Советской России // Народная правда №2(155), 2016 г.

[5] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, с. 196.

[6] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 14–15.

[7] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, с. 386.

[8] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, с. 424.

[9] В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 232.

Читайте также: