ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛ И ТАКТИКА РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

 

Автор: В.С.Щербаков

Резюме: Объект исследования: финансовый капитал России. Предмет исследования: проявление сущности банковской системы в становлении финансового капитала России. Цель исследования: ответить на вопрос: соответствует ли банковская система России политэкономической сущности банка как всеобщего понятия банк?

Ключевые слова: банк, финансовый капитал, средняя норма прибыли, рентабельность, кредит, понятие, государственно-монополистический капитализм, партия.

«сущность определяет себя так, что становится основанием, в силу этого вступает в существование и реализует себя в виде субстанции», «явление есть не просто нечто, лишенное сущности, а проявление сущности» (Г.В.Ф. Гегель)

Каждый может самостоятельно более глубоко и основательно проработать рассматриваемый в настоящей статье вопрос, обратившись к государственной статистике, «Капиталу» Маркса, работам Ленина, применив диалектический метод, наиболее полно раскрытый в «Науке логики» Гегеля. Мы укажем основные моменты проявления сущности капиталистических отношений в нашей действительности, которые, в конечном счете, определяют тактику нашей партии.

Чтобы преобразовывать мир для целей общества и при этом развивать само общество в современных условиях, необходимо вооружиться научным методом и научным знанием. Высшим и самым современным общенаучным методом является диалектический материализм, который мы постараемся применить в нашем материале. Кроме того, мы используем методы анализа и синтеза, сравнение, моделирование, метод систематизации, специальные методы: статистику, сбор информации, прогнозирование.

Наука — это система знаний, отражение мира в понятиях. В самом обобщенном виде, согласно диалектическому методу, понятие — это восстановленное через сущность бытие. То есть не только такое бытие, которое мы непосредственно наблюдаем на поверхности явлений и описываем его, а такое бытие, в котором мы уже раскрыли сущность:, законы и закономерности, формы их проявления, условия существования исследуемого явления или процесса и результат такого исследования принял форму определения понятия, отражающего единство бытия и сущности исследуемого предмета. По-другому можно сказать, что понятие — это бытие, через которое просвечивает сущность.

А определение, в этом понятии, не само бытие, а его отрицание, качество, которое есть в-себе в простом нечто, находящееся в единстве с другим моментом этого нечто, с в-нём бытием. Определение есть утвердительная определенность, как пишет Гегель, как в-себе-бытие, которому нечто в своем наличном бытии, борясь со своей переплетенностью с тем другим, которым оно могло бы быть определено, остается соответственным, удерживаясь в своем равенстве с собою и проявляя это последнее в своем бытии для другого. То, в чем определение проявляется есть характер и через характер может меняться и определение, в нашем случае сущность может меняться через изменение бытия. Ниже мы увидим, как сущность банка меняется, если меняется бытие банка.

Рассмотрим политэкономическое определение понятия банка, данное Михаилом Васильевичем Поповым, которое вытекает из сущности капиталистического производства и выведено на основе всех трех томов «Капитала» Маркса: «Банк — это учреждение по обслуживанию производства, которое накапливает временно свободные в хозяйственном обороте средства и направляет их в те звенья общественного производства, где имеется их временная нехватка…» [2]. Я возьму на себя смелость несколько изменить концовку и добавить: под процент ниже средней нормы прибыли в той отрасли куда они направляются для всеобщего расширенного воспроизводства, как основы всего капиталистического производства. Так как в материальном производстве рождается прибавочная стоимость, которая распределяется между промышленными, банковскими и торговыми капиталистами, а также распределяется в непроизводительной сфере в форме зарплат работников непроизводительного труда, которые приносят капиталисту прибавочную стоимость, созданную рабочими, то сущность банка заключается в обеспечении развития материального производства, то есть в обеспечении самовозрастания капитала, которое, в конечном счете, обеспечивает и сам банк банковским процентом. Эта деятельность по развитию материального производства для обеспечения самовозрастания стоимости, увеличения объема прибавочной стоимости есть утвердительная определенность банка, отрицание бытия банка как простой коммерческой организации, которая хранит деньги и дает их в рост, что мы наблюдаем на поверхности явлений. Банк, если он отвечает своему понятию, одновременно способствует и расширенному воспроизводству, и увеличению собственного капитала, при этом через кредитную систему подчиняя себе промышленность и начиная сначала опосредствовано, а затем напрямую ею управлять, превращаясь тем самым в финансовый капитал. Этот финансовый капитал в эпоху империализма, в лице своих представителей, управляет капиталистическим производством, но в силу конкуренции, так как труд объединяет, а частная собственность разъединяет, не может стать единой монополией на весь действующий капитал, хотя и постоянно пытается к этому прийти. Эти обстоятельства вызывают периодические кризисы, экспансии, войны и мешают дальнейшему развитию общества а направлении полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества, к которому общество движется на протяжении всей своей истории. Тем более, что мир с 1917 года больше не является только капиталистическим, теперь финансовому капиталу противостоит социалистическое планирование. Социалистический Китай, Лаос, Куба, Вьетнам, КНДР уже строят свою экономику, где целью является не прибыль, а, как сказано выше, полное благосостояние и свободное всесторонне развитие всех членов общества, что создает прочную основу для дальнейшего развития общества и уничтожение эксплуатации человека человеком.

Теперь посмотрим, что происходит на поверхности явлений. На поверхности мы видим банковскую систему, принцип работы которой заключается в том, чтобы накапливать временно свободные в хозяйственном обороте деньги физических и юридических лиц и направлять их туда, где есть их временный недостаток под определенный процент, используя, при этом, минимум собственных средств. Эти пассивы и активы банка и есть та самая прибавочная стоимость, рожденная в материальном производстве: пассивы в виде депозитов юридических лиц, депозитов физических лиц (капиталистов и мелкой буржуазии, работников непроизводительной сферы, которые хранят свою зарплату на банковских карточках и вкладах), кроме того, это и активы, в виде этих же депозитов и кредитов, полученных от Центрального банка или в межбанковском секторе, выданных в форме кредитов юридическим и физическим лицам. Это все прибавочная стоимость, кроме зарплаты рабочих, которые тоже хранят свои сбережения в банках. Банки, как указывал В.И. Ленин в главе II книги «Империализм как высшая стадия капитализма», осуществляют свою первоначальную функцию – посредничество в платежах и превращают бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, предоставляя денежные доходы в распоряжение класса капиталистов. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм [3]. Эти банковские монополисты становятся обладателями не только полной информации о предприятиях, которым они выдают кредиты, но и обладателями огромной денежной массы в разных формах (облигации, акции, требования и пр.), направляя эту массу по своему усмотрению, скупая и разоряя предприятия, подчиняют себе промышленность, сращивая свой капитал с промышленным, становясь финансовым капиталом, подчиняя промышленность своей воле и своим интересам. А обладая такой властью над экономикой и деньгами, начинают через демократические буржуазные институты проводить свою политику, создавая и уничтожая партии, проводя в парламент и правительство своих людей, подкупая нужных и уничтожая вставших у них на дороге, чему мы являемся свидетелями на протяжении всей истории XX – начала XXI века. Достаточно вспомнить Германию, начавшую вторую мировую войну для расширения ресурсной базы и рынков сбыта, от которой в конечном итоге выгоды получил финансовый капитал США, уничтожение Ливии и Ирака для доступа к энергоресурсам, уничтожение Югославии для объединения Европы в единый фронт НАТО, обеспечивающий безопасную экспансию финансового капитала США в Европе, можно вспомнить Руанду, Сомали, Мексику, Аргентину и «Вашингтонский консенсус», превративший некогда богатые ресурсами и перспективные страны в бедные задворки мировой экономики. Этот список можно продолжать, начиная от захвата отдельных предприятий до создания политических течений и партий, заканчивая уничтожением целых государств.

Рассматривая действующий финансовый капитал в мировом масштабе, мы видим представителей финансового капитала отдельной империалистической страны, которые тесно связаны с представителями финансового капитала других стран, но опираются на силу своего буржуазного класса и его государства и преследует свои интересы. Где финансовый капитал крупнее, там государство имеет и сильную военную машину, финансируемую этими представителями финансового капитала для защиты своего капитала. Эта военная машина пускается всякий раз в ход, когда надо подчинить военным путем сопротивляющиеся их воле государства, под любыми предлогами, будь то уничтожение «тоталитарного режима», «установление демократии» и прочее.

Банковский капитал как предпосылку становления финансового капитала, необходимо рассматривать в масштабах общества, в масштабах отдельной страны, в которой действует национальная буржуазия, преимущественно отстаивая свои интересы, используя свое государство как орудие защиты и навязывания своих интересов внутри и вовне. При этом надо помнить об иностранной буржуазии, представители которой действуют в этой же стране в интересах иностранных государств и иностранного финансового капитала. Банк, как всеобщее понятие, включает в себя различные банки Но сущность у банка одна и проявляет себя эта сущность и во всеобщем, и в единичном, и в особенном. Если единичный банк не отвечает своей сущности, то этот банк не отвечает своему понятию. Так же если банковская система, в целом состоящая из не отвечающих своей сущности единичных и особенных банков, в целом не отвечает своей сущности, то такая банковская система не отвечает своему понятию, тогда можно сказать, что называемая банком организация не отвечает понятию банк.

Банковская система России включает в себя Центральный банк, коммерческие банки (в том числе с государственным участием, где концентрация активов составляет более 50% от всех коммерческих банков [4]) и иные кредитные организации (включая государственные фонды для предоставления целевых займов предприятиям). Если мы рассматриваем движение капитала в целом в масштабах общества, так как иначе мы не увидим, как рождается цена производства, когда все уже не продается по стоимости, а продается по вложенному капиталу плюс средняя прибыль, то и банк мы должны рассматривать в масштабах общества. Только так мы можем увидеть, как рождается финансовый капитал. Банковская система, взятая в целом в масштабах страны, является одним общим банком для всего действующего в стране капитала и представляет собой, в политэкономическом смысле, целое, а отдельные учреждения этого организма составляют части этого целого, где наблюдаются противоречия в форме противостоящих друг другу отдельных капиталистических предприятий. Если в этих противоречиях господствует момент, направленный на реиндустреализацию, вывод денег и финансовые спекуляции, несмотря на общее функционирование банковского капитала как капитала, приносящего процент, то целое не соответствует сущности понятия банк и можно сказать, что банк как целое не соответствует своему понятию и отдельные банки, как моменты этого целого, в большинстве, тоже не отвечают понятию банк.

Центральный банк (ЦБ) осуществляет денежно-кредитное регулирование, в первую очередь, через ключевую ставку и в этом смысле представляет собой кредитора перваой инстанции, на которого ориентируются банки при принятии решений по величине банковского процента. А также осуществляет регулирование через операции на открытом рынке; рефинансирование кредитных организаций; обязательные резервные требования; установление ориентиров роста денежной массы; валютные интервенции; прямые количественные ограничения; эмиссию облигаций от своего имени и др. Все эти действия должны быть направлены на функционирование капитала, на его самовозрастание. Этими рычагами ЦБ регулирует инфляцию и экономическую активность, при активной поддержке диктатуры буржуазии в форме буржуазного государства, которое издает соответствующие Федеральные законы, Постановления правительства, иные нормативные акты и следит за их исполнением.

Что такое ключевая ставка? Центробанк по сделкам РЕПО выдает кредиты банкам для поддержания ликвидности, то есть когда у банка планируемые выплаты в предстоящем периоде превышают планируемые поступления в этом же периоде или, когда суммы находящихся на счетах банка средств недостаточно для выполнения требований и обязательств по оплатам. Сделка РЕПО – это двойной договор, когда заключается одновременно две сделки, по одной, банк продает Центральному банку ценные бумаги, по другой Центральный банк обязуется продать через определенное время эти ценные бумаги обратно банку, но уже дороже на определенный процент, эта разница, этот процент в годовом исчислении и есть ключевая ставка.

Так, например, объем сделок РЕПО выро с незначительных показателей в начале 2018 года до 4,8–6,5 млрд. рублей ежедневно к концу I квартала и продолжал увеличиваться до конца мая. Летом показатель продемонстрировал спад до диапазонов 1,9–3 млрд. рублей с редкими увеличениями до 5 млрд. рублей. Максимальные объемы таких сделок в 2018 году достигали 16,3–34,6 млрд. рублей в первой декаде сентября. При том, что на 01.08. 2019 г. по всем банкам, действующим в России, 55 826 млрд. руб. – это вклады физических лиц и депозиты юридических лиц.  В 2017 году было выдано 57 799 млрд. руб. разных кредитов Банка России (внутридневные кредиты, овернайт, ломбардные кредиты, обеспеченные нерыночными активами), в 2018 году (январь-сентябрь) – 58 618 млрд. руб. То есть обороты по сделкам РЕПО и другим кредитам ЦБ РФ сопоставимы с цифрами по выдаче кредитов коммерческими банками. И хотя объемы среднесрочных и долгосрочных кредитов Банка России в целом по отчетности составляют не более 10% от привлекаемых средств коммерческими банками, они все-таки составляют существенный процент, при том условии, что коммерческие банки через различные регуляторы опосредствованно подчиняются действиям ЦБ. Так, например, сумма обязательных резервов, поддерживаемая кредитными организациями на корреспондентских счетах (субсчетах) в Банке России колеблется от 1 743,3 млрд. руб. в 2016 году до 2 210,1 млрд. руб. в 2018 году [5]. Через все эти механизмы Банк России опосредствованно, а в некоторых случаях непосредственно, регулирует банковский сектор. Средства же, привлекаемые на межбанковском рынке, после снижения за I квартал 2018 года с 9,3 трлн. до 6,6 трлн. рублей росли и на 1 января 2019 года достигли почти 9,2 трлн. рублей, это займы одних банков у других. Но в силу того, что коммерческие банки, дающие кредиты другим банкам, ориентируются на ключевую ставку, не могут прямо влиять на ситуацию в целом, так как банк, берущий кредит у другого банка при повышении процентной ставки по кредиту выше ключевой ставки или при понижении ключевой ставки всегда может обратиться в ЦБ за перекредитованием. Если же коммерческие банки решат вести собственную экономическую политику на территории данного государства, то у ЦБ и Правительства есть все средства лишить такие банки лицензии или национализировать их, или выдавить с рынка более мягкими методами. Политика же российского ЦБ, направленная на удушение производства в России, о чем пойдет речь ниже, говорит о том, что он действует не в интересах российской промышленной буржуазии. Стоит обратить внимание, что в 2019 году доля средств физических лиц, привлеченных банками за год, сократилась с 50,6% до 49,7%, однако они остаются одним из крупнейших источников финансирования деятельности для банков. Доля чистых активов пяти крупнейших банков за 2018 год выросла с 55,8% до 60,4%, четыре из которых являются собственностью государства и один с частичным государственным участием.

Приведенная статистика говорит, во-первых, о том, что банки постоянно обращаются в центральный банк за поддержанием ликвидности и обороты таких сделок (покупки и продажи обратно ЦБ РФ) сопоставимы с объемами кредитования банками юридических и физических лиц, а значит, центральный банк через ключевую ставку напрямую влияет на банковский процент. Во-вторых, до 10% от привлекаемых средств банки получают в виде кредитов от Центрального банка под процент, близкий к ставке рефинансирования, то есть банки эти деньги частично или полностью тоже дают в рост в форме кредитов. В-третьих, доля средств физических лиц составляет более половины (и это по статистике Центрального банка сохраняется как минимум с 2008 года), при том, что кредитов, выданных юридическим лицам примерно в два раза больше (на протяжении как минимум с 2008г), а значит зарплата рабочих, прибавочная стоимость в форме зарплат непроизводительной сферы и присвоенная прибавочная стоимость капиталистов опосредствовано через кредиты, выданные банками тоже участвует в сфере расширенного воспроизводства, хотя большая часть кредитов не попадает в сферу создания средств производства для создания средств производства, а идет в торговлю и добычу, обработку полезных ископаемых, что тормозит развитие экономики, о чем также пойдет речь ниже. В-четвертых, основную нагрузку несут пять крупнейших банков, которые являются банками с государственным участием, то есть по сущности государственные банки или точнее, государственные капиталистические финансовые монополии, а также другие банки поменьше, также с государственным участием.

Это означает, что государство сегодня может напрямую регулировать банковскую систему, сущность которой развивать производство, чего мы не наблюдаем. В государственном секторе сегодня создается, по разным оценкам, от 50% до 70% ВВП (наиболее радикальные оценки были представлены ФАС России, которая указала на двукратный рост доли государства в ВВП с 2005 по 2014 год —с 35% до 70% по данным из Доклада о состоянии конкуренции в Российской Федерации за 2016 год. ФАС России). Доля выручки компаний государственного сектора в совокупной выручке топ-100 компаний в 2017 году составила 50%. Крупнейшие компании с государственным участием присутствуют в 9 отраслях, большая часть из них функционирует в нефтяной и нефтегазовой промышленности, банковской сфере и машиностроении. На долю 4 государственных банков, представленных в топ-100 крупнейших компаний в 2017 году, пришлось 88% выручки всех компаний в этой отрасли, вошедших в перечень топ-100 компаний. В секторе электроэнергетики из 5 представленных в рейтинге компаний 3 являются государственными, на них приходится 91% выручки компаний этой отрасли, вошедших в рейтинг. В сфере транспорта все 3 компании, представленные в топ-100, являются компаниями с государственным участием. В секторе машиностроения доля государственных компаний в выручке всех компаний данного сектора, попавших в рейтинг, за 2014 – 2017 годы выросла с 77 до 79%. Наибольшую долю в выручке крупнейших компаний машиностроительной отрасли составляет Госкорпорация «Ростех», на которую приходится 48% выручки крупнейших компаний в сфере машиностроения. В нефтяной и нефтегазовой промышленности доля госкомпаний в выручке всех компаний из топ-100 для данной отрасли выросла с 61% в 2014 году до 63% в 2017 году.

В банковской сфере число госкомпаний увеличилось с 4 в 2014году до 5 в 2017 году, при этом доля их выручки возросла с 86 до 92%. Рост объясняется переходом к Банку России контроля над банком «Открытие» в рамках проведения санации (и это нам сообщает «Бюллетень о развитии конкуренции», выпуск №25 март, Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации»). Отсюда можно сделать простой вывод, что в России сегодня вполне государственно-монополистический капитализм.

Необходимо указать, что процент по кредитам коммерческих банков формируется, в самом упрощенном виде, из ключевой ставки + инфляция + коммерческие риски + плановая прибыль. Сегодня процент по кредитам для юридических лиц по данным ЦБ РФ колеблется от 7,5 до 11,5% годовых.

Для того чтобы предприятиям осуществлять расширенное воспроизводство, промышленным предприятиям создавать и обновлять основные фонды, необходимо, чтобы процент по кредитам не превышал среднюю рентабельность или точнее среднюю норму прибыли преимущественно в отраслях, производящих средства производства, средства производства для производства средств производства и в строительной отрасли, которая непосредственно производит и восстанавливает основные фонды – здания, сооружения, монтирует оборудование (средства производства) и участвует во вводе в эксплуатацию. Также необходимо не забывать о простых гражданах, о том, что народу нужно во что-то одеваться, одевать своих детей, и чтобы это были качественные вещи. Текстильная промышленность России сегодня находится в упадке, и мы вынуждены покупать дешевые некачественные вещи, ввозимые из Китая, Индии, Турции и т.д. То же касается электротехники, транспорта, пищевых продуктов.

Средняя рентабельность производства проданных товаров, продукции (работ и услуг) по данным Налоговой инспекции РФ составляли:

2014 – 8,6% при ставках по кредитам более 13% (при среднем значении ключевой ставки 9,92%)

2015 – 9,3% при ставках по кредитам более 13% (при среднем значении ключевой ставки 12,8%)

2016 – 8,1% при ставках по кредитам более 11% (при среднем значении ключевой ставки 10,25%)

2017 – 7,5% при ставках по кредитам более 9% (при среднем значении ключевой ставки 8,17%)

2018 – 8,7% при ставках по кредитам от 8,62%, что сопоставимо со средней рентабельностью (при среднем значении ключевой ставки 7,5%)

2019 – 6,8% при ставках по кредитам от 8,33%, что превышает среднюю рентабельность на 22,5% (при среднем значении ключевой ставки 6,9%)

В 2020 году, несмотря на резкое для России снижение ключевой ставки до 4,25%, банковский сектор отреагировал пока настороженно и очень медленно снижает процент по кредитам, до незначительных показателей. Так, по данным ЦБ РФ, на апрель 2020, средневзвешенные процентные ставки кредитных организаций в рублях составили 7,62% до 1 года, в том числе для субъектов малого и среднего предпринимательства 9,94%, свыше года 8,77% и 9,39% соответственно. Если же предположить, на основе приведенных данных статистики по процентным ставкам, что в среднем на ключевую ставку банки «накручивают» 1-2%, то, при ключевой ставке 4,25%, процент по кредитам должен быть 5,5-6,5%, что также не позволяет брать кредиты предприятиям группы «А», рентабельность которых колеблется в пределах 4-6%.

Учитывая, что основные фонды в России старше 10 лет составляют по машинам и оборудованию примерно 42%, по зданиям и сооружениям 80-90%, то необходимы крупные инвестиции в разработку, внедрение и производство основных фондов, современных средств производства.

Рис.1

Такие инвестиции начинают приносить прибыль только через несколько лет, то есть нужны кредиты с нулевой ставкой или ниже, чтобы был лаг времени на развитие без обременений. Можно, конечно, и при морально устаревших средствах производства конкурировать на внутреннем рынке, если ставить ограничения в виде высоких пошлин, ограничений по объему ввозимой продукции и другие преграды для импортных товаров, но внутренний рынок имеет свойство стихийно перенасыщаться при капитализме без государственного регулирования и государственного планирования, при таких условиях развитие производства через короткое время начинает снова замедляться. А чтобы конкурировать на международном рынке, необходимо иметь современные средства производства на уровне так называемых «развитых экономик» или выше. Когда и предметы труда по своему качеству требуют меньших затрат живого труда на их превращение в результат труда, и средства труда при их применении к предметам труда затрачивают меньше живого труда, то есть необходимо качественное сырье и производительные автоматизированные машины.

Здесь еще стоит отметить, что удельный вес убыточных организаций в 2018 году составлял 33,1% от общего числа организаций, в 2017 году 31,9%. По видам же экономической деятельности, в строительстве составлял 34,7% в 2018 году и 32,8% в 2017 году, в производстве машин и оборудования в 2018 году 30,2% и в 2017 году 28,2%. Сопоставимые цифры и в других отраслях промышленности. Это может говорить, как о том, что неэффективно управляются такие предприятия, так и о том, что они не выдерживают конкуренции в связи с устаревшими основными фондами и побиваются крупными монополиями.

Средняя рентабельность, по данным налоговой инспекции, в тяжелой промышленности и в машиностроении не превышает за 2017–2018 годы 4,8 и 7,8% соответственно. В строительстве, которые создают основные фонды в форме зданий и сооружений, сопоставимые цифры по рентабельности 6–7%. Зато в добывающей промышленности доходит до 66,3%, что говорит не просто о дисбалансе, а подтверждает, что «различие между средними нормами прибыли не может существовать без разрушения всей системы капиталистического производства» [Маркс, 1962, с. 167], что называется сегодня «Голландская болезнь», когда средняя норма прибыли по отраслям в странах преимущественно экспортирующих полезные ресурсы варьируется в широких пределах, что разрушает экономику и производство.

Если кто-то хочет сказать, что в среднюю рентабельность, предоставленную налоговыми органами, входит процент по кредитам, то нам необходимо обратиться к статистике России по структуре капитала в промышленности. В первом полугодии 2018 года увеличилась доля собственных средств с 56 до 59,7%, в составе привлеченных средств сократилась для бюджетных ассигнований с 13,4 до 12,1%, а особенно заметно уменьшилась доля банковских кредитов с 11,5 до 8%, в том числе доля кредитов зарубежных банков сократилась в три раза (с 6 до 1,9%). То есть доля кредитов в структуре капитала не превышает 11,5%. Значит «погрешность» в данных налоговой статистики не превышает 11,5%, так, при 10% рентабельности, по данным налоговой инспекции, такая погрешность будет составлять 0,1%.

Здесь необходимо представить некоторые пояснения о содержании такого дисбаланса, называемого «Голландской болезнью». Стоимость посредством присвоения неоплаченного труда превращается в прибавочную стоимость. На уровне I и II томов «Капитала» и 1-го отдела III тома предполагалось, что товары реализуются по произведенной стоимости, но это происходит на заре товарных отношений. Продажа по стоимости рождает неравные нормы прибыли по различным отраслям, так как разные отросли имеют разное органическое строение капитала и разное время оборачиваемости капитала. Это различие норм прибыли исчезает в ходе межотраслевой конкуренции и товары реализуются уже не по стоимости, а по ценам, в основе которых лежит цена производства (вложенный капитал плюс средняя норма прибыли). Экономика же с неравными нормами прибыли нежизнеспособна, она больна «Голландской болезнью». И пока есть возможность капиталистам получать добавочную прибыль за счет высоких цен на нефть, эта возможность будет использоваться, если только не вмешается государство, как произошло в США, когда ввели запрет на продажу нефти за рубеж. В нашем случае вмешательство государства маловероятно, поскольку сырьевые отрасли являются основными источниками государственного бюджета (дают половину бюджета). Эти причины ведут к консервации сырьевой направленности экономики.

В современных условиях минимальная ставка процента устанавливается Центральным банком. Если нормы прибыли различны, то ЦБ может установить ставку в пределах отраслевой прибыли добывающих отраслей с высокой рентабельностью, и таким образом, капиталоемкие производства не смогут взять кредит, поскольку процент будет превышать отраслевую прибыль, что происходит в нашей банковской системе. Сегодня частично роль банков выполняет государство в форме различных фондов, финансирование которых недостаточно для промышленности, сюда прибавляется перелив этих средств на иные цели, в том числе коррупционные.

Для того, чтобы в полной мере ответить на вопрос, соответствует ли банковская система России в целом и отдельные ее части политэкономической сущности банка, и есть ли в России финансовый капитал, необходимо разобраться, какую долю составляет иностранный капитал в банковской системе и промышленности, то есть чей финансовый капитал есть в России, какая доля инвестиций в основные фонды и оборотные средства, какая доля банковских кредитов в этих инвестициях.

Начнем с первого вопроса о том, какую долю составляет иностранный капитал в банковской системе и промышленности. Приход иностранных банков в Россию начал резко увеличиваться с начала 2000-х, когда в экономике прогнозировалась стабилизация. В 2005 году доля иностранного капитала в российской банковской системе составляла чуть больше 6%. К 2006 году зарубежные банки имели акции уже в 136 кредитных организациях, и доля иностранного капитала в российской банковской системе превысила 11%. Из статистических данных можно увидеть, что в течение 2005–2009 гг. довольно быстрыми темпами наблюдалась тенденция роста количества и доли иностранных банков. [6] Во II квартале 2013 года рост инвестиций нерезидентов в уставные капиталы действующих кредитных организаций (6,8%) опережал рост совокупного зарегистрированного уставного капитала действующих кредитных организаций (2,7%), в результате чего доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале всех кредитных организаций на 1 июля 2013 года увеличилась до 27,46% по сравнению с 26,40% на 1 апреля 2013 года. [7] В соответствии с информацией Центрального Банка России по состоянию на 1 марта 2016 г. на территории Российской Федерации действовали 197 кредитных организаций с участием нерезидентов, при этом большинство из них – в Москве. В 67 кредитных организациях уставный капитал сформирован за счет средств нерезидентов на 100%. Эта тенденция логична, так как основные финансовые потоки идут через Москву. Стоит отметить, что к 2020 году Ассоциация российских банков ожидала достижение доли участия иностранного капитала в активах российский банков в размере 35%. [8] По данным на 1 января 2020 г. размер участия иностранного капитала в совокупном уставном капитале кредитных организаций составил 11,79%, а в совокупном уставном капитале страховых компаний – 10,83%. Но в расчет не включались иностранные инвестиции, составляющие 51 и более процентов акций (долей) уставного капитала, осуществленные после 1 января 2007 г., при условии нахождения указанных акций (долей) в собственности инвестора в течение 12 и более лет. То есть реальный процент должен быть гораздо больше, учитывая взрывной рост участия иностранного капитала с 2005 года. Необходимо отметить, что 45,64% акций Сбербанка принадлежит иностранным компаниям и гражданам. Президент банка Г.Греф также является членом правления в JP Morgan Chase (американский финансовый холдинг). Поэтому Сбербанк не работает в Крыму и избежал секторальных санкций со стороны США. При этом Сбербанку принадлежит почти половина российского рынка вкладов. В другом крупнейшем банке России – ВТБ, контрольный пакет акций принадлежит Росимуществу. Но зампредседателя Совета директоров Роснефти М.Варниг является членом наблюдательного совета и членом комитета по стратегии и корпоративному управлению, а француз Ив-Тибо де Сильги является председателем комитета по аудиту. Стоит отметить, что наблюдательный совет, в системе корпоративного управления ВТБ, избирает комитеты по стратегии и корпоративному управлению, по кадрам и вознаграждениям, а общему собранию отведена роль утверждения внешнего аудитора (который сегодня ООО «Эрнст энд Янг») и избрание ревизионной комиссии. В нашей стране сложилась ситуация, когда иностранный гражданин или человек, имеющий двойное гражданство, не может по закону быть избран даже депутатом муниципального образования, но может занимать должность в российских компаниях любого вида собственности, в т.ч. в госкомпаниях, и влиять на их развитие. [9]

Статистику по доле иностранного капитала найти практически невозможно, однако нам удалось найти данные в целом по экономике, без деления на виды экономической деятельности, на сайте Росстата (https://rosstat.gov.ru/folder/11110/document/13274) и только самые последние данные за 2013 год. Распределение уставного капитала (фонда) организаций (юридических лиц) между акционерами (учредителями) по состоянию на конец 2013 года составляло около 30%. По данным ЕМИСС на 2015 год число предприятий металлургии с участием только иностранного капитала было 190 из 348 всех форм собственности, а это 54% (https://www.fedstat.ru/indicator/42990). По добыче топливно-энергетических ископаемых число предприятий с участием только иностранного капитала составляло 138 из 256. Производство машин и оборудования соответственно 224 из 390. Поскольку точных данных нет, то можно лишь опираться на косвенные источники, которые говорят нам о большой доле иностранного капитала в российской промышленности. После введения санкций в отношении России такая доля могла уменьшится, но точных данных нам пока обнаружить не удалось.

Производство машин и оборудования (без производства оружия и боеприпасов) Число предприятий с участием иностранного капитала (включая микропредприятия)
2011 2012 2013 2014 2015
январь-декабрь январь-декабрь январь-декабрь январь-декабрь январь-декабрь
Всего по формам собственности Российская Федерация 430 396 428 413 390
РОССИЙСКАЯ СОБСТВЕННОСТЬ Российская Федерация 56 27 30 33 28
ИНОСТРАННАЯ СОБСТВЕННОСТЬ Российская Федерация 376 176 209 212 224
СОВМЕСТНАЯ РОССИЙСКАЯ И ИНОСТРАННАЯ СОБСТВЕННОСТЬ Российская Федерация 428 193 189 168 138

 

Какова доля инвестиций в основные фонды, оборотные средства? Какова доля банковских кредитов в этих инвестициях?

Динамика инвестиций в основной капитал (накопленным итогом, база –1990 г.) представлена на Рис. 2. За период 1991-2018 гг. темпы роста инвестиций оказались недостаточными для того, чтобы достичь значения 1990 г. Инвестиции в основной капитал обвально сократились в 1991–1998 гг. Объём инвестиций в основной капитал в 1998 году в сопоставимых ценах составил 21,1% от уровня 1990 года. Наиболее значительный рост происходил в 1999–2008 гг., в период бурного роста цен на нефть, в 2007 г. прирост инвестиций в сопоставимых ценах составил рекордные 23,8%. После кризиса 2008–2009 гг. темпы роста замедлились. В последние 6 лет они не превышали 4,8%.

Динамика инвестиций в основной капитал в 1990–2018гг. Источник: Росстат. Почти за 30 лет, начиная с 1990 года, инвестиции в основной капитал так и не восстановились до прежнего уровня. Восстановление было прервано в кризис 2008–2009 годов, с тех пор разнонаправленная динамика инвестиций в основной капитал не привела к сколь-нибудь заметному положительному результату. Объем инвестиций в основной капитал был в 2018году на 26,4% меньше по сравнению с уровнем 1990 года.

Рис. 2

В структуре можно отметить существенный рост инвестиций в транспорте и связи с 1995 по 2017гг. – с 12,6% до 18% (в 2008 г. эта доля и вовсе достигала 23%). Самая значительная доля инвестиций в основной капитал по итогам 2017 г. фиксировалась в добыче полезных ископаемых – 19%. Эта доля выросла за рассмотренный период на 4,8 п.п. – с 14,2% в 1995 г. Такая ситуация наглядно отражает тот факт, что сырьевой сектор на протяжении всей новейшей экономической истории был наиболее инвестиционно привлекательным и остаётся таковым и сейчас, в условиях не самых высоких мировых цен на энергоносители. Влияние нефтегазодобывающего сектора на российскую экономику только усилилось, «слезть с нефтяной иглы» не получилось. В среднем в европейских странах доля инвестиций в добычу полезных ископаемых ожидаемо невелика – по итогам 2017 г. она составила всего 0,5%. Однако если сравнить Россию с Норвегией, которая также является крупным экспортёром углеводородов, то Россия выглядит вполне умеренно. В Норвегии в 2016 г. доля инвестиций в добычу полезных ископаемых составила 21,2%, в 1995 г. составляла 20,9%, за период с 1995 по 2016 гг. минимальная доля составила 19,9% (2001 г.), а максимальная – 30,9% (2013 г.). В России максимальная доля инвестиций в добычу полезных ископаемых за этот период не превышала 19% (2001 и 2017 гг.). Также в структуре российских инвестиций в основной капитал весьма существенную долю занимают операции с недвижимым имуществом – 16,4% в 2017 г. Однако на фоне европейских стран Россия оказывается весьма скромной: в Европе этот показатель составил по итогам 2017 г. 29,4%. Только в 4 европейских странах эта доля оказалась ниже, чем в России: в Болгарии (7,1%), Словении (12,4%), Греции (4,8%), и Венгрии (14,9%). Наиболее значимыми отраслями промышленности являются производство кокса и нефтепродуктов (рост с 1,5% всех инвестиций в 1995 г. до 2,8% в 2017 г.), химическое производство (рост с 1,4% в 1995 г. до 2,8% в 2017 г.), металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (снижение с 2,6% в 1995 г. до 2,4% в 2017 г.). Доля инвестиций в промышленность в Европе выше, чем в России: в 2017 г. она составила 15,3%, при этом в ряде стран эта доля существенно превышает российскую. Так, в Венгрии в 2017 г. в промышленность направлялось 28,5% всех инвестиций, в Словении – 27,1%, в Словакии – 26%, в Чехии – 24,8%. Самый низкий показатель в Люксембурге – всего 5,4%, за ним следует Великобритания с 8,3%.

Существенно снизились и доли инвестиций в оборудование: если в 1995 г. в производство машин и оборудования и в производство электрооборудования шли суммарно 1,4% инвестиций (что, впрочем, очень немного ввиду большой скорости устаревания технологий производства в этих отраслях), то в 2017 г. эта доля составила уже 1,1%. Такая ситуация с инвестициями подтверждает актуальность проблемы технологического отставания России (по данным Росинфостат https://rosinfostat.ru/investitsii-v-osnovnoj-kapital/).

По данным же «Бюллетень о текущих тенденциях российской экономики ноябрь 2019» аналитический центр при Правительстве Российской Федерации (https://ac.gov.ru/files/publication/a/26179.pdf) инвести-

ции по источникам   показатели выглядят следующим образом:

  • Из собственных средств вкладывается около 45%. Причем, из прибыли около 20%, из амортизации 20% и оставшиеся 5% из резервов.
  • Из привлеченных – расходуется 55%. От этого количества бюджетные составляют около 20%.
  • Кредиты банков 9%.
  • Облигационные нефинансовые суммы около 10%.
  • Акции – 0,3%.
  • Средства фондов – 0,5% и прочие около 9%.
  • Заемные средства других организаций около 6%.

В 2019 году инвестиции в обрабатывающую отрасль в целом демонстрировали в первом полугодии текущего года около нулевую динамику. Инвестиции в добычу полезных ископаемых, на которые приходится чуть больше четверти всех инвестиций в основной капитал в российской экономике, выросли на 5,3% в годовом выражении, в том числе, в добычу нефти и газа на 3,8%, а в добычу угля на 36,3%.

Основным источником капиталовложений крупных и средних организаций остаются собственные средства: в первом полугодии 2019г. они обеспечили 60,2% всех инвестиций в основной капитал.

Одним из факторов, сдерживавших рост инвестиций в 2014–2016 годах, были высокие процентные ставки по кредитам. Их увеличение произошло в результате повышения ключевой ставки с 10,5% до 17,0% в декабре 2014 года. В 2017 году Банк России начал проводить политику по недостаточному смягчению кредитно-денежных условий, что, естественно, пока, как мы отметили выше, существенного улучшения не дало.

Какие можно сделать выводы?

Почти за 30 лет, начиная с 1990 года, инвестиции в основной капитал так и не восстановились до прежнего уровня. Восстановление было прервано в кризис 2008–2009 годов, с тех пор разнонаправленная динамика инвестиций в основной капитал не привела к сколь-нибудь заметному положительному результату. Объем инвестиций в основной капитал был в 2017 году на 29,4% меньше по сравнению с уровнем 1990 года.

Исполнение ЦБ РФ рекомендаций МВФ и большая доля иностранного капитала в российских банках — это признак подчинения империалистическому финансовому капиталу. Таким образом, можно видеть, что в России – государственно-монополистический капитализм, зависящий от финансового капитала империалистических стран. Основной вывод: финансовый капитал в России находится в становлении.

Политика ЦБ РФ, Правительства и непосредственное кредитование коммерческими банками в РФ направлена на усугубление «Голландской болезни», а значит на реиндустриализацию российской экономики. Промышленность создает банки для прямого финансирования, а не банки создают и развивают промышленность.

Отсюда вывод вытекает сам собой – в политэкономическом смысле в России банковская система не соответствует политэкономическому понятию банка, сущность банка не проявляется или проявляется слабо в отдельных не господствующих моментах. Эта борьба противоположных тенденций пока в целом имеет, во-первых, подчиненное положение по отношению к иностранному империалистическому капиталу, во-вторых, не способствует развитию промышленности. В целом идет становление банковской системы, которое, в конкретных исторических условиях, может закончиться как полным экономическим и политическим подчинением империалистическому иностранному финансовому капиталу, так и вступлением в существование финансового капитала России и превращением ее в одну из империалистических держав. Одна сторона противоречия капиталистического способа производства в России –частное присвоение и дележка между горсткой капиталистов. Другая сторона связана с общественным характером производства, с тем, будет ли развиваться производство в России, а значит, развиваться рабочий класс, профсоюзное и рабочее движение в целом и чем закончится становление партии рабочего класса.

Как выводы о банковской системе и финансовом капитале в России соотносятся с тактикой партии? Тактика партии всегда должна быть основана на действительной жизни, на действительном положении дел, иначе это будет пустое бессодержательное движение, которое приведет к краху партии, так как доверия в массах не получит и будет делать крупные политические ошибки. Тактика партии рабочего класса должна прочно стоять на позициях материалистических и реалистических.

Есть наивные товарищи, которые полагают, что в сегодняшнем буржуазном протестном движении они смогут занять господствующее положение как в идеологической, так и в политической борьбе, без основы – рабочего класса и, не имея успехов в экономической борьбе смогут совершить социалистическую революцию, не говоря уже об антимарксистских идеях плавного перехода к социалистическому государству через парламентские выборы или перехода к социализму без установления диктатуры пролетариата. При господстве буржуазии и господстве капиталистического способа производства всегда господствует буржуазная идеология, в какие бы красные одежды она ни наряжалась. Социалистическую революцию совершает рабочий класс, привлекающий к участию в ней мелкую буржуазию, других трудящихся, а не просто отдельные революционеры. Поскольку труд рабочих противостоит капиталу, постольку рабочий класс противостоит классу буржуазии и только рабочий класс находится в таком положении в производстве, что не может улучшить своего положения без того, чтобы не улучшить положение всех трудящихся. Это единственный класс, коренной интерес которого – полное уничтожение классов, потому основу для совершения социалистической революции составляет рабочий класс, вокруг которого и должны сплотиться трудящиеся. Прогрессивная интеллигенция должна осуществить свою историческую просветительскую миссию и помочь рабочему классу осознать свои коренные интересы и организоваться под прогрессивными лозунгами. Это борьба за 6-ти часовой рабочий день, повышение уровня реального содержания заработной платы, за улучшение условий труда, организация в профсоюзы, забастовочные комитеты и далее в Советы. Имея возможность одновременно по всей стране останавливать и приводить в движение производство, рабочий класс, при поддержке других слоев трудящихся, может напрямую диктовать свои условия буржуазии. Когда рабочий класс установит свою власть, то и армия, и флот будут на его стороне, так как они плоть от плоти сыны простого народа, за исключением части верхушки, которая, как уже бывало, побежит спасать свою собственность за границей.

Такова прямая дорога к Советской власти. Логика тактики нашей партии прямо вытекает из действительного положения дел в и экономике и политике, опирается на марксистско-ленинское положение о возможности совершения революции в отдельно взятой стране и на теорию и практику Советов, как организационной формы диктатуры пролетариата.

Капитализм в России вышел из социализма, совершив реиндустриализацию, которая уничтожила более 70 000 предприятий, так что промышленность буржуазной России составляет чуть более 40% от индустрии РСФСР. При богатстве ресурсов нашей страны промышленность в целом не развивается, так как экономика неумело и слабо регулируется государством, не выровнена средняя норма прибыли и потому родившийся российский капитализм, хотя и является государственно-монополистическим, но не выполняет свое историческое предназначение по развитию производства, имеет подчиненное, зависимое положение от иностранного капитала. Буржуазная власть, чтобы снижать социальную напряженность, якобы борется с инфляцией, но делает это самым ненадежным, но простым способом по рекомендациям МВФ, который контролирует финансовый капитал США. Центробанк проводит политику удушения промышленности и заражения ее «Голландской болезнью», подчиняясь стихии рынка и воле империалистического финансового капитала. Из-за этих факторов в России банки не соответствуют своему понятию и промышленность не развивается, не развивается и рабочий класс. Свой финансовый капитал в России находится в становлении.

Противоречия разных групп внутри национальной буржуазии постоянно создают конфликты, в которые втягиваются различные слои трудящихся. С одной стороны, российское буржуазное государство борется с американским фашизмом во внешней политике (фашизм на экспорт ), чтобы сохранить политическую независимость от империалистического финансового капитала, с другой стороны, подчиняет экономику страны этому же финансовому капиталу.

Это противоречие может разрешиться как в полное политическое и экономическое подчинение американским империалистам, приведя к власти либеральную антикоммунистическую оппозицию с кратковременным или длительным установлением американского фашизма, с последующей диктатурой финансового капитала США под видом демократии, но с подавлением всякого коммунистического движения, дух которого еще сохранился в национальном самосознании, так и в полное отрицание либеральных идей, вплоть до сворачивания буржуазной демократии, что не разрешает главного противоречия и отбрасывает коммунистическое движение назад, лишая важного условия совершения социалистической революции – буржуазной демократии.

И здесь необходимо видеть противоречие, которое лежит не на поверхности, а в самом основании, это противоречие между общественным производством и частным присвоением, которое является основой процессов, лежащих на поверхности капиталистических отношений, в экономике и политике. Наряду с противоположностью интересов необходимо видеть  и единство, поскольку развитие промышленности выгодно и капиталистам, и рабочему классу, который в сегодняшних условиях может не просто подгонять классовой борьбой индустриализацию, но и научиться управлять этим процессом, подготовив Советскую власть.

Выход из этой переплетённости капиталистических противоречий может лежать только в самой основе  классовой борьбы, в положении рабочего класса в общественном производстве, в осознании рабочим классом своих коренных интересов, в общей борьбе всех трудящихся за интересы рабочего класса, в организации рабочего класса в союзе с другими трудящимися, мелкой буржуазией в Советы, которые способны взять управление экономикой и политикой в свои руки, так как рабочий класс находится в самом основании экономики – в производстве, и способен напрямую влиять на экономику и политику.

Поскольку Россия сегодня занимает подчиненное экономическое положение, но ведет независимую политику по отношению к империалистическим державам, имея ядерное оружие, то империалистам невыгодно развитие экономики России, которая воспроизводит военный потенциал, а выгодно удушение, отсюда МВФ и санкции. Как пример результата такой политики – убитая экономика Украины, которая была в 1991 году второй после РСФСР, примеры Латвии, Литвы и других республик бывшего СССР. Также пример внешней политики по полному уничтожения и расчленению государства Югославия. Отсюда же и желание уничтожить буржуазную демократию в России, приведя своих представителей, использовать нашу страну как сырьевой придаток и не давать России развивать производство. Американскому финансовому капиталу для расширенного воспроизводства, для расширения рынков сбыта и расширения ресурсной базы жизненно необходимо уничтожить опасного военного врага в лице России или ослабить его настолько, насколько это возможно. Что приведет к еще большей деградации промышленности и рабочего класса.

Поэтому сегодня, как и всегда, освобождение и развитие рабочего класса, развитие промышленности — дело рук рабочего класса. Уничтожение военного потенциала и раздел территории отбросили бы рабочее и коммунистическое движение назад, расщепили его, тем самым уничтожив сегодняшние пока еще благоприятные условия для развития, для ведения идеологической, экономической и политической борьбы. Поэтому необходима борьба за сохранение и развитие ВПК. Если же революция и совершится в исторических условиях разорванной на части России, то только высочайшей ценой неминуемых массовых жертв в гражданской войне, в условиях, когда не будет достаточного оружия и боеспособной армии для противостояния империалистической интервенции. Второй опасностью был бы приход полувоенной полурелигиозной хунты, которая свернет буржуазную демократию и также будет активно уничтожать все условия для развития рабочего и коммунистического движения под видом национальной борьбы с внутренними врагами.

Россия сегодня еще не имеет своего финансового капитала, который осуществляет преобладание вывоза капитала в страны с дешевой рабочей силой и тем самым полученные сверхприбыли может направлять на подкуп рабочего движения. Поэтому наша страна, как и сто лет назад, сегодня является слабым звеном, где может произойти социалистическая революция. Рабочий класс в условиях существующей буржуазной демократии может бороться и добиваться улучшения условий труда и развития производства, тем самым привлекая на свою сторону другие слои трудящихся. Сама буржуазия, разрываемая противоречиями и борьбой с финансовым капиталом США, дает нам возможность легально вести борьбу, организовывать забастовочную борьбу и создавать Советы, откуда прямая дорога к Советской власти. Задача же партии рабочего класса помочь осознать этот путь и единственную сегодня возможность улучшить жизнь всех трудящихся. Ведь только в действительной экономической и политической борьбе за улучшение условий труда и уровня жизни рабочий класс может начать осознавать себя как класс, только так возможно построить крепкую рабочую партию, которая на местах будет связана с рабочими профсоюзами, с трудящимися, где все решения будут приниматься большинством голосов рабочих, а значит выражать насущные и коренные интересы рабочего класса.

Только рабочий класс своими коллективными действиями может заставить буржуазию развивать производство и сохранять буржуазную демократию. Поэтому в сегодняшних исторических условиях тактика партии заключается в двух крупных направлениях экономической, идеологической и политической борьбы: в развитии рабочего движения в направлении создания Советов и в борьбе с троцкизмом, политическим авантюризмом – пособничеством фашизму, то есть с уводом от прямой дороги к социалистической революции через создание Советов. Поэтому уделяется столько внимания внесению социалистического сознания в развивающееся рабочее движение, перехватыванию инициативы в профсоюзах, использование буржуазного законодательства как орудия против самой буржуазии, организации грамотной забастовочной борьбы по заключению прогрессивных коллективных договоров, прогрессивному лозунгу за 6-часовой рабочий день (когда буржуазия уже сегодня отбирает завоеванный кровью рабочих 8-часовой рабочий день), за объединение забастовочных комитетов предприятий в территориальные Стачкомы, создание Советов, на базе Советов организация самоуправления на местах по рабочему контролю за экономикой предприятий, городов, регионов и страны в целом. Когда рабочий класс, поддержанный народом будет иметь действительную силу, то и Росгвардия, и МВД, и ФСБ, и Армия будут с народом, так как там служат дети и родные рабочих, трудящихся, в своем преимущественном большинстве, а не представители капитала. Партия должна видеть действительное положение дел. Это прямая дорога к Советской власти, которую мы наметили, через действительную борьбу. Из научного понимания действительности вырастают экономические, они же, как мы видим, и политические лозунги нашей партии: «За 6-часовой рабочий день!», «За прогрессивные коллективные договоры!», «За улучшение условий труда!», «За создание Советов по трудовым коллективам!», «За Советскую власть!».

 

  1. Гегель. Наука логики. Том I. Объективная логика [пер. с нем. Б. Г. Столпнера]. — Primedia E-launch LLC, 2017. С.101.
  2. Попов М.В. Социальная диалектика. Часть 2. Невинномысск. Изд-во Невинномысского института экономики, управления и права, 2012. С.43-44.
  3. В.И. Ленин, ПСС изд. 5, т. 27. С. 326.
  4. Экспресс-выпуск. Обзор банковского сектора Российской Федерации (интернет-версия). Аналитические показатели. №204 2019год https://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/23691/obs_204.pdf
  5. Статистический бюллетень Банка России №10 (305). 2018 г. Москва. С. 70.https://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/9390/Bbs1810r.pdf
  6. М.М. Зинина, Роль иностранного капитала в банковской системе РФ. Финансовый университет пр Правительстве РФ. г. Москва, Научный руководитель к.э.н. доц. Шепун А.А.
  7. https://cbr.ru/analytics/bank_system/PUB_130701/
  8. Московский экономический журнал №3, Иностранный капитал в банковском секторе Российской Федерации. Причины, становление и последствия. Михайлов Алексей Витальевич, соискатель кафедры Банки и банковский бизнес МГИМО МИД России, г. Москва Michailov A.V.
  9. https://msk.kprf.ru/2019/10/02/126447/

Читайте также:

Pin It on Pinterest