Куда дрейфует К. Семин

Иногда кажется, что плывем в одной лодке и все вместе дружно работаем веслами, но вдруг начинаем замечать, что один не гребет со всеми, более того, начинает подгребать в противоположную сторону. Так получается в ситуации с Константином Семиным, последние публичные высказывания которого идут вразрез с рядом основных положений марксизма-ленинизма, с действиями Рабочей партии России по их реализации.

Начнем с понятия пролетариат. К. Семин приводит ответ Ф. Энгельса на второй вопрос из «Принципов коммунизма»: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала» и делает свое резюме: «Точка». Далее пытается причислить к пролетариату не только рабочих, но и работников, занятых непроизводительным трудом.

Песенка не нова. Попытки причислить к пролетариату офисных работников, менеджеров, работников сферы услуг идут постоянно. К. Семин грозится привести множество цитат из классиков, но много не требуется, следует хотя бы прочитать еще полстраницы «Принципов коммунизма» и дойти до ответа на 4-ый вопрос, как возник пролетариат. Ф. Энгельс дает разъяснения, которые не оставляют никаких сомнений в том, что формирование пролетариата как класса связано с появлением фабричного производства. Обращаем внимание, в ответе Энгельса говорится не о работниках контор и магазинов, а о пролетариате, то есть рабочих, занятых на фабриках.

Во-вторых, следует различать обыденное, житейское понимание труда, в которое нередко включают любую полезную деятельность, и научное, истинное понимание. В 5-ой главе первого тома «Капитала» К. Маркс разъясняет, что труд в простых и абстрактных его моментах есть «целесообразная деятельность для создания потребительных стоимостей», в процессе которой человек при помощи средств труда воздействует и вызывает изменения в предмете труда. То есть речь идет о вещах, а не идеях или услугах, и о непосредственном воздействии и преобразовании вещей. Соответственно те, кто занимаются таким делом, и есть рабочие, пролетариат. Офисные работники, менеджеры не воздействуют непосредственно на вещь, поэтому включать их в пролетариат нельзя.

И в те годы были споры, кого относить к пролетариату, а кого нет. Поэтому не случайно, что Энгельс в примечании к английскому изданию «Манифеста коммунистической партии» в 1888 г., говоря о пролетариате и рабочем классе, специально указал: «Под пролетариатом понимается класс современных наемных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу» и поставил настоящую «точку» в споре. После этого заявлять противоположное – значит расписываться либо в своей некомпетентности, либо в попытках приписать классикам то, что они никогда не говорили.

Тезис К. Семина о «тотальной деиндустриализации столиц» не выдерживает никакой критики. Что, не осталось заводов вообще? И рабочего класса нет или его численность настолько мала, что он не способен сказать решающего слова в классовой борьбе? Хлесткая, звучная фраза популярного журналиста о «тотальной деиндустриализации» может привлечь внимание определенного круга зрителей и читателей. Беда в том, что она не соответствует действительности.

Здесь не требуется больших усилий и знаний диалектики, достаточно взять соответствующие справочники или зайти в интернет. В Москве работает 700 только крупных промышленных предприятий, на которых занято 800 тысяч человек. В Санкт-Петербурге функционирует 750 крупных и средних промышленных предприятий. Ни в каком другом городе России нет такой концентрации заводов.

Сегодня вопрос стоит в практической плоскости организации коллективных действий рабочих и трудящихся. К. Семин подкидывает тезис: «Для пролетариата принципиален не вопрос о коллективном договоре, не гегелевское понимание диалектики, а вопрос о политической власти и политической борьбе». Здесь кроется подвох. Совершенно правильно ставить вопрос о политической борьбе, власти, правильно упоминается необходимость забастовочной борьбы на этом пути. Это азы. А дальше? Дальше должны следовать конкретные действия, пути реализации. Забастовки возникают не на голом месте и не путем пламенного призыва какого-либо блогера. Они начинаются, когда организованные рабочие, создавшие свой профсоюз, комитет, выдвигают требования капиталисту, когда возникает и идет трудовой спор и конфликт. В ходе этой борьбы у трудящихся укрепляется понимание того, что просьбами и мольбами не добиться выполнения своих требований и надо подниматься на забастовку. А от забастовки и забастовочных комитетов прямой путь к советам и к политической власти.

Ситуация по России разная, на некоторых предприятиях имеется опыт забастовочной борьбы, но в массе своей трудящиеся еще раскачиваются. Рабочая партия России ведет работу по организации коллективных действий трудящихся, и эта работа зависит от ситуации на конкретном предприятии, степени готовности рабочих, коллектива, политической зрелости. К. Семин выкидывает за борт необходимую, разностороннюю, очень разнообразную, определяемую конкретной обстановкой работу на предприятиях на пути к политической власти рабочего класса. А без нее не будет ни забастовок, ни забастовочных комитетов, ни создания советов, ни, тем самым, никакой политической власти.

Вроде как К. Семин говорит о политической борьбе и политической власти пролетариата, но в то же время выступает против того, что только и может привести рабочий класс к победе. Разрывать сегодня вопрос взятия рабочим классом власти с вопросами борьбы за коллективный договор — значит похоронить любые попытки взять власть. То есть, возможно сам того не сознавая, К. Семин объективно выступает против интересов рабочего класса, а, следовательно, в интересах противоположного класса — буржуазии.

Семин пытается критиковать позицию о поддержке развития отечественного производства. Давайте разбираться. Рабочему классу небезразлично, при каких условиях, с какими трудностями и жертвами будет совершен переход к социализму. В. И. Ленин отмечал, что Германия и Россия воплотили в себе к 1918 году материальное осуществление экономических, производственных, общественно-хозяйственных, с одной стороны, и политических условий социализма с другой. Но при этом, в отличие от России пролетарская революция в Германии разбила бы скорлупу империализма и без трудностей или с ничтожными трудностями осуществила бы победу социализма. Поскольку в Германии был более развитый капитализм.

Поставим еще один вопрос: «При каких условиях рабочему классу легче осуществить переворот в капитализме, когда имеется 9 миллионов рабочих или, предположим, 18 миллионов?» Не нужно особого образования, чтобы понять, что 18 миллионам рабочих легче вести борьбу, чем 9-ти миллионам. Откуда берутся новые рабочие? С заводов и фабрик, строительство которых организуют капиталисты. Совершенно понятно, что на новых заводах будет та же нещадная эксплуатация, извлечение прибавочной стоимости, но, в конечном итоге, развитие капитализма льет воду на мельницу рабочего класса.

Крайне печально, что К. Семин не увидел такой вроде простой истины и стал повторять то, что пересказывают много лет определенные деятели, причисляющие себя к левым. На самом деле это гнилая антирабочая позиция.

Подведем итог некоторым заявлениям К. Семина. Не дочитать до конца, ухватить поверхность, не добраться до сути, выхватить из целого какую-то часть вне связи с целым – прием, к сожалению, известный и приводящий к печальным последствиям. Беда некоторых журналистов – быстрее пустить в эфир какую-либо жгучую информацию, еще лучше, чтобы она тянула на сенсацию, не особо вникая при этом в содержание. Сенсации не получилось, научного открытия тоже. Получился слабенький повтор нападок и попыток ниспровергнуть ряд положений марксизма-ленинизма.

У такой позиции имеются свои классовые корни. Они заключаются в том, что рядом с пролетариатом большое количество непролетарских слоев, мелкой буржуазии, которая занимает двойственное положение при капитализме. Характерная ее черта – податливость минутному настроению, метание от одного классового полюса к другому. Сегодня она поддерживает пролетариат, завтра качнется в противоположную сторону. Что проявилось в выступлениях К. Семина.

К. Семин отошел от марксизма-ленинизма и сполз на позиции, которых придерживаются разномастные противники социализма, числящие себя левыми, но таковыми на самом деле не являющимися. В нехорошую компанию попал Константин Викторович. Доброму там не научат. Уходить надо от них быстрее и вместе с Рабочей партии России продвигать рабочее дело.

В. Галко, член Рабочей партии России,
кандидат экономических наук

Читайте также:

Pin It on Pinterest