ОППОРТУНИЗМ И ЕГО ИСКАЖЕНИЕ СУЩНОСТИ ПРОЛЕТАРСКОГО ГОСУДАРСТВА

Понять причины и этапы контрреволюции в СССР невозможно, не поняв и не усвоив учения Маркса о диктатуре пролетариата, а также не разобравшись в сущности государства.

Классики марксизма ленинизма оставили нам прекрасное научное наследие, именно в их работах и необходимо искать ответы на проблемные вопросы современности. Поэтому мы не будем брать пример с некоторых граждан, пытающимся разобраться в вопросах современности путём гадания на кофейной гуще и пытаться, следуя им, изобретать в теории научного социализма велосипед.

Сегодня, мы с вами, опираясь на ленинскую работу «Государство и революция» попытаемся вскрыть современный оппортунизм и их трактовки контрреволюционного периода государства СССР. Поэтому все цитаты и ссылки на Ленина в данной статье будут взяты мной из работы Ленина «Государство и революция», об этом я заранее предупреждаю читателя, чтобы не загромождать данную статью ссылками на первоисточник.

В.И. Ленин, в своей работе пишет: «…Борьба за высвобождение трудящихся масс из-под влияния буржуазии вообще, и империалистской буржуазии в особенности, невозможна без борьбы с оппортунистическими предрассудками насчёт «государства».

Неслучайно Ленин, как бы предвидя и современный оппортунизм в отношении к пониманию «государства», так тщательно раскрывает вопрос о государстве, цитирует Энгельса из его сочинения: «Происхождение семьи, частной собственности и государства»: « Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». Далее Ленин подводит итог написанному Энгельсом: «Здесь с полной ясностью выражена основная идея марксизма по вопросу об исторической роли и о значении государства. Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства доказывает, что классовые противоречия непримиримы». «…Так как государство – пишет Энгельс, – возникло из потребности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самых столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетённого класса…».

Из этого классики марксизма и мы делаем вывод, что сущностью любого государства будь оно феодальным, капиталистическим или социалистическим является диктатура господствующего класса.

Именно из истории мы знаем, что в классовом обществе господствует тот класс, который диктует, укрепляет и развивает в обществе свои коренные классовые интересы, используя при этом всю мощь государства как машину насилия.

Само по себе государство не является коммунистическим явлением, оно противоестественно коммунистическому обществу, но оно должно и вынужденно с ним мирится, пока существуют классы и классовые различия. Именно и только диктатура пролетариата может удерживать социалистическое государство в необходимых рамках для развития классовых интересов пролетариата. При этом пролетариат, с развитием самоуправления в обществе, планомерно, с уничтожением классовых различий стремится не только к уничтожению себя как класса «пролетариат», но и к уничтожению самого государства, породившего его в результате возникновения классов и межклассовой борьбы.

Ленин, в своей работе раскрывая суть государства, цитирует Энгельса: «Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определённой ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. …Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство…».

«…Не часто – продолжает Ленин – случается встречать эту цитату в пропагандистской и агитационной литературе современной социал-демократии. Но даже тогда, когда эта цитата встречается, её приводят большей частью, как будто бы совершали поклон перед иконой, т. е. для официального выражения почтения к Энгельсу, без всякой попытки вдуматься в то, насколько широкий и глубокий размах революции предполагается этой «отправкой всей государственной машины в музей древностей». Не видно даже большей частью понимания того, что называет Энгельс государственной машиной…».

«…Государство есть «особая сила для подавления». Это великолепное и в высшей степени глубокое определение Энгельса дано им здесь с полнейшей ясностью. А из него вытекает, что «особая сила для подавления» пролетариата буржуазией, миллионов трудящихся горстками богачей должна смениться «особой силой для подавления» буржуазии пролетариатом (диктатура пролетариата). В этом и состоит «уничтожение государства как государства».

Из учения о научном социализме мы с вами прекрасно знаем, что именно диктатура пролетариата и только она является сущностью социалистического государства, способной планомерно осуществлять движение к коммунистическому обществу и держать само государство под контролем пролетариата в интересах рабочего класса и организовывать всю работу государства, при постепенной, последовательной передачи государственных функций общественному самоуправлению до полного его уничтожения.

Ленин, продолжая объяснять суть государства пишет: «..Об «отмирании» и даже ещё рельефнее и красочнее — о «засыпании» Энгельс говорит совершенно ясно и определённо по отношению к эпохе после «взятия средств производства во владение государством от имени всего общества», т. е. после социалистической революции. Мы все знаем, что политической формой «государства» в это время является самая полная демократия. Но никому из оппортунистов, бесстыдно искажающих марксизм, не приходит в голову, что речь идёт здесь, следовательно, у Энгельса, о «засыпании» и «отмирании» демократии. Это кажется на первый взгляд очень странным. Но «непонятно» это только для того, кто не вдумался, что демократия есть тоже государство и что, следовательно, демократия тоже исчезнет, когда исчезнет государство. Буржуазное государство может «уничтожить» только революция. Государство вообще, т. е. самая полная демократия, может только «отмереть»…».

«…Выставив своё знаменитое положение: «государство отмирает», Энгельс сейчас же поясняет конкретно, что направляется это положение и против оппортунистов и против анархистов. При этом на первое место поставлен у Энгельса тот вывод из положения об «отмирании государства», который направлен против оппортунистов.

Можно биться о заклад, что из 10 000 человек, которые читали или слыхали об «отмирании» государства, 9990 совсем не знают или не помнят, что Энгельс направлял свои выводы из этого положения не только против анархистов. А из остальных десяти человек, наверное, девять не знают, что такое «свободное народное государство» и почему в нападении на этот лозунг заключается нападение на оппортунистов. Так пишется история! Так происходит незаметная подделка великого революционного учения под господствующую обывательщину. Вывод против анархистов тысячи раз повторялся, опошлялся, вбивался в головы наиболее упрощённо, приобрёл прочность предрассудка. А вывод против оппортунистов затушевали и «забыли»!

«Свободное народное государство» было программным требованием и ходячим лозунгом немецких социал-демократов 70-х годов. Никакого политического содержания, кроме мещански-напыщенного описания понятия демократии, в этом лозунге нет. Поскольку в нём легально намекали на демократическую республику, постольку Энгельс готов был «на время» «оправдать» этот лозунг с агитаторской точки зрения. Но этот лозунг был оппортунистичен, ибо выражал не только подкрашивание буржуазной демократии, но и непонимание социалистической критики всякого государства вообще».

То есть Ленин однозначно отвергает всякую «народность государства» и без диктатуры пролетариата государство теряет свою социалистическую сущность и приобретает буржуазную сущность, именно этого и не усвоили оппортунисты и сто лет спустя после Ленина.

Ленин, критикуя оппортунизм в трактовке понятия о государстве пишет: «Диалектика заменяется эклектицизмом: это самое обычное, самое распространённое явление в официальной социал-демократической литературе наших дней по отношению к марксизму. Такая замена, конечно, не новость, она наблюдалась даже в истории классической греческой философии. При подделке марксизма под оппортунизм подделка эклектицизма под диалектику легче всего обманывает массы, даёт кажущееся удовлетворение, якобы учитывает все стороны процесса, все тенденции развития, все противоречивые влияния и прочее, а на деле не даёт никакого цельного и революционного понимания процесса общественного развития».

То же самое, происходит и оппортунистами современности, пытающими объяснить контрреволюционные процессы в СССР, вычеркнув из них революционность развития общества, цельность этого процесса развития.

Вскрывая взгляды оппортунистов и их непонимание сущности государства, Ленин пишет: «…Пролетариату нужно государство — это повторяют все оппортунисты, социал-шовинисты и каутскианцы, уверяя, что таково учение Маркса, и «забывая» добавить, что, во-первых, по Марксу, пролетариату нужно лишь отмирающее государство, т. е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать. А, во-вторых, трудящимся нужно «государство», «то есть организованный в господствующий класс пролетариат».

 

Ленин продолжает: «Учение о классовой борьбе, применённое Марксом к вопросу о государстве и о социалистической революции, ведёт необходимо к признанию политического господства пролетариата, его диктатуры, т. е. власти, не разделяемой ни с кем ….

…Воспитывая рабочую партию, марксизм воспитывает авангард пролетариата, способный взять власть и вести весь народ к социализму, направлять и организовывать новый строй, быть учителем, руководителем, вождём всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественной жизни без буржуазии и против буржуазии».

В.И.Ленин — «Государство, то есть организованный в господствующий класс пролетариат», — эта теория Маркса неразрывно связана со всем его учением о революционной роли пролетариата в истории. Завершение этой роли есть пролетарская диктатура, политическое господство пролетариата».

Ленин, раскрывая вопрос о необходимости понимания сущности государства с позиции целостности и революционности и диалектически исторического подхода к пониманию государства в его необходимости отмирания, продолжает: «…Всемирная история подводит теперь, несомненно, в несравненно более широком масштабе, чем в 1852 году, к «концентрации всех сил» пролетарской революции на «разрушении» государственной машины.

Чем заменит её пролетариат, об этом поучительнейший материал дала Парижская Коммуна.

В 1907 году Меринг опубликовал в журнале «Neue Zeit»  (XXV, 2, 164) выдержки из письма Маркса к Вейдемейеру от 5 марта 1852 г. В этом письме содержится, между прочим, следующее замечательное рассуждение:

«Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов. То, что́ я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства (historische Entwicklungsphasen der Produktion),

2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов…».

Именно современные оппортунисты, пытающие объяснить контрреволюцию в СССР, напрочь, вычёркивают из своих объяснений и революционную суть государства диктатуры пролетариата, целью которой и является уничтожение самого государства, путём полного контроля над государством и планомерной организационной работой по передаче его функций обществу.

Ленин, продолжает, как бы вскрывая современный оппортунизм в вопросе контрреволюции в СССР, разоблачает его: «…В этих словах Марксу удалось выразить с поразительной рельефностью, во-первых, главное и коренное отличие его учения от учения передовых и наиболее глубоких мыслителей буржуазии, а во-вторых, суть его учения о государстве.

Главное в учении Маркса есть классовая борьба. Так говорят и пишут очень часто. Но это неверно. И из этой неверности сплошь да рядом получается оппортунистическое искажение марксизма, подделка его в духе приемлемости для буржуазии. Ибо учение о классовой борьбе не Марксом, а буржуазией до Маркса создано и для буржуазии, вообще говоря, приемлемо. Кто признаёт только борьбу классов, тот ещё не марксист, тот может оказаться ещё невыходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики. Ограничивать марксизм учением о борьбе классов — значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма.

…Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма. Формы буржуазных государств чрезвычайно разнообразны, но суть их одна: все эти государства являются так или иначе, но в последнем счёте обязательно диктатурой буржуазии. Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность будет при этом неизбежно одна: диктатура пролетариата».

Ревизионисты, исключили официально диктатуру пролетариата из программных документах партии на 22 Съезде партии в 1961 году. Тем самым преобразовали партию из коммунистической — революционной партии в буржуазную — контрреволюционную партию, которая в СССР, являлась правящей партией, подчиняла себе весь государственный механизм, включая чиновничий аппарат всех уровней. Используя своё особое положение в государстве уже буржуазная партия, провозгласив цель на народное государство и опираясь на бюрократическую государственную машину, отвергла диктатуру пролетариата и во всём государственном механизме, взяв под контроль всё государство и превратив его по существу в одно из многочисленных форм буржуазного государства. Была отвергнута революционная сущность диктатуры пролетариата на уровне государства, и совершена политическая контрреволюция. После этого контрреволюция получила своё развитие, выполняя роль диктатуры буржуазии, ежедневно порождала и распространяла буржуазные споры, направленные на окончательный слом остатков социалистической государственной машины.

С этого момента изменилась революционная роль и сущность социалистического государства. Как бы в подтверждение это вывода в своей работе Ленин пишет, обращаясь к Энгельсу: «…Энгельс писал Бебелю, критикуя тот самый проект Готской программы, который критиковал и Маркс в знаменитом письме к Бракке, и касаясь специально вопроса о государстве, следующее:  «…пока пролетариат ещё нуждается в государстве, он нуждается в нём не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников …».

Преобразование природы в интересах человека, в известной степени перераспределение продуктов человеческого труда может и буржуазное государство, это также возможно сделать и без государства. Но организовать сопротивление старому, загнивающему буржуазному строю со всеми его пережитками и способствовать прогрессивному, революционному развитию общества с переходом его в новую более прогрессивную экономическую формацию, может только пролетариат и его диктатура.

Ленин постоянно подчёркивал, обращаясь к Марксу: «…Маркс вывел из всей истории социализма и политической борьбы, что государство должно будет исчезнуть, что переходной формой его исчезновения (переходом от государства к негосударству) будет «организованный в господствующий класс пролетариат».

Обращаясь к Энгельсу, подытожившему уроки Коммуны, Ленин приводит слова Энгельса о государстве: «…в лучшем случае государство есть зло, которое по наследству передаётся пролетариату, одержавшему победу в борьбе за классовое господство; победивший пролетариат, так же, как и Коммуна, вынужден будет немедленно отсечь худшие стороны этого зла, до тех пор пока поколение, выросшее в новых, свободных общественных условиях, окажется в состоянии выкинуть вон весь этот хлам государственности».

Ленин продолжает: «…Мы ставим своей конечной целью уничтожение государства, т. е. всякого организованного и систематического насилия, всякого насилия над людьми вообще. Мы не ждём пришествия такого общественного порядка, когда бы не соблюдался принцип подчинения меньшинства большинству. Но, стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения.

Чтобы подчеркнуть этот элемент привычки, Энгельс и говорит о новом поколении, «выросшем в новых, свободных общественных условиях, которое окажется в состоянии совершенно выкинуть вон весь этот хлам государственности», — всякой государственности, в том числе и демократически-республиканской государственности.

Для пояснения этого требуется разбор вопроса об экономических основах отмирания государства».

Ленин, рассматривая революционность марксизма и применения его теории к будущему развитию будущего коммунизма, в критике Марксом Готской программы писал, приводя слова Маркса: «…Маркс прежде всего отметает прочь ту путаницу, которая Готской программой вносится в вопрос о соотношении государства и общества.

«…Вопрос ставится затем так: какому превращению подвергнется государственность в коммунистическом обществе? Другими словами: какие общественные функции останутся тогда, аналогичные теперешним государственным функциям? На этот вопрос можно ответить только научно; и сколько бы тысяч раз ни сочетать слово «народ» со словом «государство», это ни капельки не подвинет его разрешения…».

Ленин, обращаясь к Марксу пишет: «…Высмеяв таким образом все разговоры о «народном государстве», Маркс даёт постановку вопроса и как бы предостерегает, что для научного ответа на него можно оперировать только твёрдо установленными научно данными».

«…Между капиталистическим и коммунистическим обществом, — продолжает Маркс, — лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата…» К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 19, стр. 27. — 86 .

Этот вывод – пишет Ленин в своей работе – покоится у Маркса на анализе той роли, которую играет пролетариат в современном капиталистическом обществе, на данных о развитии этого общества и о непримиримости противоположных интересов пролетариата и буржуазии.

Раньше вопрос ставился так: чтобы добиться своего освобождения, пролетариат должен свергнуть буржуазию, завоевать политическую власть, установить свою революционную диктатуру.

Теперь вопрос ставится несколько иначе: переход от капиталистического общества, развивающегося к коммунизму, в коммунистическое общество невозможен без «политического переходного периода», и государством этого периода может быть лишь революционная диктатура пролетариата».

И далее Ленин заключает: «…Развитие вперёд, т. е. к коммунизму, идёт через диктатуру пролетариата и иначе идти не может…».

Своим выводам Ленин находит подтверждение у Энгельса: «…Энгельс прекрасно выразил это в письме к Бебелю, сказав, как вспомнит читатель, что «пролетариат нуждается в государстве не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда можно будет говорить о свободе, — не будет государства».

Рассматривая государство, Ленин в своей работе, опираясь на Маркса, отмечает и экономическую сторону государства при социализме: «…Маркс не только точнейшим образом учитывает неизбежное неравенство людей, он учитывает также то, что один ещё переход средств производства в общую собственность всего общества («социализм» в обычном словоупотреблении) не устраняет недостатков распределения и неравенства «буржуазного права», которое продолжает господствовать, поскольку продукты делятся «по работе»..».

К сожалению, современные оппортунисты, считающие, что диктатура пролетариата существовала вплоть до 1991 года, придают государству больше социализма, чем оно заслуживает.

Ленин пишет, что даже при наличии общественной собственности на средства производства: «…государство ещё не отмерло совсем, ибо остаётся охрана «буржуазного права», освящающего фактическое неравенство. Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм».

Необходимость революционного движения вперед на пути отмирания государства, отмирания которое возможно только при наличии диктатуры пролетариата и если государство отказывается от диктатуры пролетариата оно и отказывается от движения к собственному уничтожению оно остаётся в рамках буржуазного государства и эти выводы Ленина еще раз подчеркивают: «…Буржуазное право по отношению к распределению продуктов потребления предполагает, конечно, неизбежно и буржуазное государство, ибо право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права.

Выходит, что не только при коммунизме остаётся в течение известного времени буржуазное право, но даже и буржуазное государство — без буржуазии!

Это может показаться парадоксом или просто диалектической игрой ума, в которой часто обвиняют марксизм люди, не потрудившиеся ни капельки над тем, чтобы изучить его чрезвычайно глубокое содержание.

На самом же деле остатки старого в новом показывает нам жизнь на каждом шагу, и в природе и в обществе. И Маркс не произвольно всунул кусочек «буржуазного» права в коммунизм, а взял то, что́ экономически и политически неизбежно в обществе, выходящем из недр капитализма…».

Ленин, в своё время, критикуя Каутского, отмечал его: «…систематический уклон к оппортунизму именно по вопросу о государстве». И сегодня по данному вопросу, спустя столетия оппортунизм никуда не делся, он по-прежнему существует как более глубокое извращение и измена марксизму и как источник внедрения буржуазной идеологии в рабочее движение, а также как источник искажений исторических изменений в государстве.

Современные оппортунисты, вслед за своим предшественником Каутским, излишне уверовав в роль государственного аппарата в СССР, отдают этому государственному аппарату преобладающую роль, принижая и исключая основополагающую роль в этом государстве диктатуры пролетариата. Извращая сущность диктатуры пролетариата и сущность государства как такового, они сами становятся в дружные ряды тех самых ревизионистов из КПСС, Хрущёвых, Горбачёвых, которые и разрушали Советское государство. Данный оппортунизм не может и неспособен дать пролетариату верного, научного и главного в марксизме учения о диктатуре пролетариата, тем самым обрекает его на поражение и невозможность организации революционного, поступательного развития общества к коммунизму.

Именно сегодня перед партией рабочего класса стоит задача разоблачения буржуазной сущности оппортунизма заявляющего о существовании диктатуры пролетариата в СССР до 1991 года, в то самое время когда:

  1. Диктатура пролетариата была выкинута ревизионистами из Программы КПСС.
  2. С 1961 года КПСС, после отказа от диктатуры пролетариата, становится буржуазной партией.
  3. Когда в СССР было провозглашено общенародное государство (по своей сущности буржуазное государство), ставшее на замену государству диктатуры пролетариата.
  4. Когда без диктатуры пролетариата с 1961 года уже буржуазной партией в лице КПСС и под её руководством в целом государством был взят курс не только на рынок, но последовательно внедрялись сами рыночные отношения.
  5. С 1961 года под лозунгами так называемого народного государства (а мы знаем, и классики марксизма ленинизма это научно доказали, что в природе не бывает народного государства, так как государство имеет классовый характер) а по сущности буржуазное государство, с социалистическими элементами в экономики, остающиеся пропитанными той же буржуазностью, закономерно остановило своё революционное движение к коммунизму. Перестало планомерно проводить работу по уничтожению бюрократического государства и передачи государственных функций контроля и управления непосредственно в руки трудящихся, а последовательно проводило работу по формированию капиталистического государства.

Что касается персоналий, основных представителей современного оппортунизма, с которыми приходится бороться Рабочей партии России (РПР), за чистоту своей партии, в целом марксизма и коммунистического рабочего движения в России, то их можно назвать и поимённо: Герасимов, Булгаков…

Активные оппортунисты по вопросу о государстве диктатуры пролетариата не только пытаются обосновать ненаучно свои заблуждения, но и в силу гнилости и несостоятельности её они переходят к активной борьбе против Рабочей партии России, создают фракцию в партии, создают для это специально неподконтрольные рабочей партии средства массовой информации в которых ведут борьбу с партий. Оппортунисты, не чуждаясь грязных приёмов, переходя от теоретических вопросов к личностным дискредитациям, при помощи подтасовок, вранья и выставления необоснованных, непроверенных и не доказанных якобы фактов порочащих людей. И целью нападения оппортунистов становятся люди активные в рабочем движении сторонники учения Маркса о диктатуре пролетариата и государстве, именно люди борющиеся с оппортунизмом по этому вопросу.

Оппортунизм опасен ещё и тем, что он в результате своего популизма, своей напористости по искажению научного социализма вносит сомнения в умы людей недостаточно и не вполне основательно освоивших марксизм ленинизм. И эти люди под влиянием оппортунистов и недостатка научных знаний начинают метаться или занимать выжидательную, пассивную позицию в надежде, что кто-то им растолкует суть событий и вложит в их головы уже разжёванный материал, вместо самостоятельного поиска научных ответов, которые уже даны практикой жизни и теоретиками марксизма ленинизма.

Вновь и вновь, как и более ста лет тому назад, на повестку современности выходит задача борьбы с оппортунизмом в отношении их искажения диктатуры пролетариата как необходимого условия существования и развития пролетарского социалистического государства.

Задача сегодняшнего дня, Рабочей партии России и каждого коммуниста, стоящего на истинной платформе научного социализма дать бой оппортунизму искажающему учение Маркса о диктатуре пролетариата.

Тимошенко Виктор Викторович, член Рабочей партии России, г.Омск.

 

Читайте также:

Pin It on Pinterest