Пассивность рабочего класса проходит

Про то, что современный российский рабочий класс очень общественно пассивен не говорит только ленивый. Некоторая часть «левой» интеллигенции порой просто вопит об этом: «Не тот сегодня рабочий класс! Замечательных вождей для рабочего класса среди интеллигенции завались, а класс измельчал. Вот бы нам тот рабочий класс, что был у Ленина, то мы бы горы свернули». А есть и такая интеллигенция, что болтается вправо-влево от либеральной, которая настоящего производства в глаза не видела, а рабочих в шумных протестах «по поводу» на Болотной и других площадях не наблюдает, поэтому делает глубокий логический вывод, что сегодня уже нет рабочего класса, все делают роботы, а дворы метут гастарбайтеры (вообще слегка напоминающие людей, по их мнению). Что сказать этим людям? Хотя многие крупные производства сегодня выведены из столицы, предприятий даже в Москве достаточно много. Тем, кто твердит об отсутствии рабочего класса стоит подойти на проходную того же Московского НПЗ и посмотреть на этих «роботов», которые все делают за человека. Около 4 млн рабочих трудятся в Москве, около 27 млн рабочих в РФ, производят различную продукцию и обеспечивают жизнедеятельность столицы и всей страны. И все же пассивность российского рабочего класса — это факт. Даже с учетом того, что СМИ явно замалчивают информацию о выступлениях рабочего класса: те же забастовки, главная форма борьбы рабочих, единичны, а о рабочей солидарности вообще речь не идет. Так почему же столь пассивен рабочий класс в стране Октябрьской социалистической революции и первого в мире пролетарского государства?

Все дело в том, что с 50-х годов в Советском Союзе рабочих все больше отстраняли от реального участия в управлении страной и хозяйством. Было объявлено, что социализм в СССР победил окончательно и бесповоротно и теперь будем уверенно строить коммунизм, что политически бороться рабочему классу не с кем, враждебных классов и групп у нас нет, бороться надо только с отдельными недостатками, пьяницами, прогульщиками и т.п. Диктатуру пролетариата, чисто по-меньшевистски, свернули и заменили «общенародным» государством, провозгласили о создании новой исторической общности «советский народ», где все равны. Отдельные рабочие почувствовали этот оттепельный ветер перемен в сторону от интересов и нужд рабочего класса, особенно на ухудшении своего благосостояния при Хрущеве, пытались протестовать, но власть жестоко подавила выступления рабочих, вплоть до расстрела, как в Новочеркасске. Но встревоженная правящая группа ревизионистов сняла Никиту Хрущева, слишком уж рьяно взявшегося разваливать экономику СССР, несколько смягчила положение трудящихся, но продолжили вести государство обратно в капитализм. Внутренняя ситуация успокоилась, хотя еще долго старые шофера в знак тихого протеста возили в кабинах фотографию Сталина. В общественном пространстве все еще шумно звучали речи про развитие социализма, про коммунизм и солидарность, в партию гораздо легче принимали рабочих, в Советы выдвигали людей через трудовые коллективы, что успокаивало народ. А в это время все высшие партийные и государственные органы, партийные издания и институты захватывались антикоммунистами – будущими реставраторами капитализма. Однако и само постепенное изменение обстановки в стране, внедрение капиталистических способов производства и отношений, все больше показывали расхождение у советского и партийного руководства между словом и делом. Явная фальшь государственной пропаганды, замедление экономического роста, а потом и снижение уровня благосостояния рабочих люди начинали связывать именно с социалистическим строем, чему способствовали порой очень остроумные и талантливые намеки со стороны творческой интеллигенции.

Немаловажным был тот факт, что уже с поздне-советского периода в головы советского народа начали внедрять буржуазное и мелкобуржуазное сознание. Сначала исподволь, через постепенное внедрение элементов капиталистического способа труда и отношений, через движение диссидентов, которое создало и контролировало андроповское КГБ. А уже при Горбачеве – антикоммунистическая пропаганда и рекламирование успехов капитализма, клевета на советское прошлое полились на народ нарастающим потоком просто ошарашивая народ, сопровождая эти действия лавинообразным исчезновением продуктов и необходимых товаров из магазинов. Дошло до того, что организовав на Кузбассе реальный голод, власти вынудили шахтеров выступить в поддержку Ельцина, одного из главных разрушителей социалистической Родины. Только когда пошла приватизация и стали массово закрываться предприятия, рабочие поняли, что их крупно обманули, что КПСС их предала, а когда они поняли, что их предала еще и культурная интеллигенция, что социализма и их Родины больше нет, что они больше не гегемон, а низшее сословие в обществе, пролетарии, которым надо элементарно выживать в жестких условиях капитализма, у значительной части народа была парализована воля. Часть с разной степенью успешности попыталась заниматься мелким бизнесом, часть спилась от безысходности, а часть просто выживала. Тут подвернулась КПРФ, созданная, чтобы держать под контролем властей левые настроения в обществе, внушила надежду, что через победу в выборах, КПРФ, как обещала, вернет им теперь желанный социализм. Но оказалось, что и это обман. Об этом предупреждал еще Ленин, что никогда и нигде социализм не приходил и не наступал через победу рабочих в выборах, по элементарной причине, что деньги, экономическая власть, всегда в руках буржуазии, а политическая надстройка в виде государства – это лишь оформление этой власти. А КПРФ оказалась никакой не коммунистической, а мелкобуржуазной ревизионисткой партией, как и предательница рабочих, КПСС, продолжателем которой позиционирует себя КПРФ. Занята КПРФ не борьбой за насущные интересы рабочего класса, а защитой малого бизнеса и «народных» капиталистов. Не случайно, ни в руководстве, ни в думской фракции КПРФ нет ни одного рабочего. Какие же это коммунисты без рабочих?!

Сегодня рабочий класс на постсоветском пространстве старается выживать как может, он разобщен и совершенно не организован. Многие, чтобы выжить, трудятся сверхурочно или на двух работах, тут вздохнуть некогда, не то что организоваться для борьбы. К попыткам привлечь рабочий класс к протестам, рабочие, умудренные опытом, относятся с подозрением. Уж больно часто различные буржуазные группы пытались и пытаются привлечь рабочих на свою сторону, чтобы решить руками рабочих свои задачи по достижению власти, как ярко это было продемонстрировано недавно в Белоруссии. К сожалению, также в большинстве случаев, они реагируют отрицательно на попытки и коммунистически настроенной интеллигенции завязать контакт. Уж больно крупно народ нагрели на коммунистической фразе, да интеллигенция и не особо рвется к работе с рабочими коллективами. Дело это хлопотное, могут и послать в грубой форме. Гораздо комфортнее теоретизировать уютно в блогах и ждать, когда рабочий класс созреет и призовет этих коммунистических интеллигентов возглавить борьбу рабочих.

Вот такой он пассивный российский рабочий класс. Однако, когда Донбасс восстал против бандеровцев, сколько рабочих людей со всего бывшего СССР бросились на помощь рабочим Донбасса. Вооруженная борьба против киевского режима явно стала приобретать социалистическое настроение в лице многих полевых командиров. Причем настолько, что уже Кремль с помощью минских соглашений погасил накал освободительной борьбы, принимавший коммунистический характер. Так могло дойти и до того, что вооруженный народ вслед за киевскими олигархами захочет свергнуть и кремлевских. Разворачивающийся было проект «Новороссия» был убран под ковер, просоциалистические командиры были либо отстранены, либо погибли в результате диверсий, а на Донбассе наблюдается застой на грани войны.

Однако нет повода предаваться пессимизму. Процессы осознания себя как класса, своих классовых интересов в российском пролетариате идут. Тем более, что среди рабочего класса немало очень образованных людей. Следы социалистического уклада, социалистического сознания глубоко сидят «на генном уровне» (глубоко проникли в общественное сознание — Ред.) бывших советских народов, то, что буржуазия презрительно зовет «совковостью», хотя реально ее очень боится. Не зря наша крупная буржуазия и вся элита прячет награбленные деньги за рубежом, вывозит туда на учебу и на жительство свои семьи, да и сама живет на чемоданах, готовая сбежать при первой же опасности пробуждения рабочего класса – настоящие временщики. Наблюдается рост коммунистического сознания и у левой интеллигенции, потому что основная часть интеллигенции, в отличии от России столетней давности, не имеет при современном капитализме привилегированного положения, сама подвергается капиталистической эксплуатации наравне с рабочими. Такое положение дел толкает трудовую интеллигенцию идти на идейное сближение с рабочим классом для совместной борьбы с буржуазией и буржуазной властью. Окрепшая Рабочая партия России налаживает рабочие контакты со все большим количеством трудовых коллективов, помогает организовать профсоюзную работу, обучает актив формам борьбы за права рабочего класса в современных условиях. Чтобы не была размыта классовая сущность рабочей партии в партийном руководстве РПР при принятии решений на всех уровнях установлен приоритет голосов рабочих. Фонд Рабочей Академии ведет обширную работу по марксистскому просвещению трудящихся. Эпоха смены капиталистической формации на коммунистическую продолжается.

В.С. Лендяев, пенсионер

Читайте также:

Pin It on Pinterest