Сравнительный анализ условий труда в государственных и частных клинико-диагностических лабораториях


Работать на полторы-две ставки стало сегодня для медиков обычным делом. А санитарки и «уборщицы производственных помещений», находясь в самом низу социальной лестницы, вынуждены терпеть совсем нищенские зарплаты и работать по 16 часов в день без выходных. Мне пришлось, например, суммарно оформиться на 3 ставки в разных медицинских учреждениях, это означает объём работы, рассчитанный на 24 часа в сутки. Обе организации занимаются лабораторной диагностикой, в том числе Covid-19, СПИД, гепатитов Б и С, сифилиса, туберкулёза и т.д. По выходным подрабатываю кондитером, но эта моя профессия к теме данной статьи не относится.

Как известно, санитарок на территории РФ за последний год почти ликвидировали как социальную группу, зато появилась на свет должность-франкенштейн – «санитарка-уборщица». По факту это санитарка, постоянно контактирующая с вредными патогенными организмами в стенах клинико-диагностических лабораторий, а по должности – уборщица производственных помещений, без фактора вредности, а значит лишённая молока, укороченного рабочего дня, дополнительного отпуска и более раннего выхода на пенсию.

Начальница Отдела кадров частной лаборатории год назад представила меня директору так: «Это наша новая Фея чистоты!». Хорошая шутка, ведь одних лабораторных помещений круглосуточного безостановочного цикла, да ещё требующих особого режима уборки, в лаборатории около 550 кв.м., плюс офисных помещений целый этаж. Я не удивилась, когда выяснила, что предыдущие «феи чистоты» были доведены одни до нервного срыва, другие до инфаркта.

Спустя полгода мне предложили работу санитаркой-уборщицей в клинико-диагностической лаборатории государственной больницы. В итоге мне пришлось совмещать обе работы, так как 1 ставка санитарки составляет всего 1/10 стоимости рабочей силы. Однако контраст условий труда в государственной лаборатории, по сравнению с частной лабораторией, оказался очень значительным.

  1. В государственных клинико-диагностических лабораториях сохранена ставка санитарки, у меня это 0,5 ставки, а значит плюс 12 дней к отпуску и 2,5 литра молока в неделю. Под сокращённый рабочий день официально не попадаю, так как на 1,0 ставки я оформлена уборщицей, однако у меня практически 6,5-часовой рабочий день. Обязанности чётко обозначены, отведено время на заполнение журналов дезинфекции, на вынос мусора, на обработку отработанного и заражённого материала. Никакой гонки и спешки в государственной лаборатории нет, поэтому все пункты должностной инструкции соблюдаются мною неукоснительно. В частной клинике объём работы превосходит 24 часа в сутки, соответственно, всегда недоубрано и недообработано, ощущение явной халтуры от своей работы, хотя выкладываюсь на все 200% в режиме скоростного забега, а после работы нет сил даже дойти до дома.
  2. В государственных клинико-диагностических лабораториях раз в месяц проводится санитарный день. В этот день лаборатория не принимает курьеров с анализами, двери закрыты, каждый лаборант тщательно обрабатывает своё рабочее место, мебель, стены, холодильники и стерилизует инвентарь. В частной лаборатории всё это ложится на плечи уборщицы, причём в режиме круглосуточно работающей лаборатории, с множеством постоянно бегающих лаборантов, курьеров, логистов, сотрудников отделов клиентской поддержки и прочих. Отделы приёмки курьеров, ПЦР на ковид-19, Клиника работают круглосуточно. Я обязана не только вымыть полы, утилизовать мусор, вымыть стены и обработать спиртом мебель и многочисленные выемки нескольких десятков белоснежных дверей, но ежедневно убрать две уборные, офис клиентской поддержки и столовую, а также два раза в неделю бухгалтерию, отдел продаж, отдел выездных бригад, кабинет хозяйственников, офисы директора и коммерческого директора, приёмную секретаря, кроме того простерелизовать и высушить лабораторные транспортные контейнеры, проследить за антисептиками и бумажными полотенцами, заказать и получить расходную бытовую химию, заполнить журналы текущей и генеральной уборки, журнал учёта дезсредств. Любой офис – это провода, напольные вентиляторы и батареи, волосы, бесчисленные туфли, крошки и груды песка. Хорошо ещё, что мне удалось исключить из моего Трудового договора слово «окна». Коммерческий директор жаловалась на грязное окно в её кабинете, но я лишь разводила руками. В итоге она уволена за неисполнение должностных обязанностей, а окно по-прежнему грязное. Я, кстати, уже пережила два коммерческих директороа в этой компании.
  3. В государственных клинико-диагностических лабораториях режим работы 9.00-15.30. У уборщицы и санитарки есть время для спокойной уборки абсолютно пустой лаборатории вечером, при этом лаборатория ночью не придёт в антисанитарный вид, а встретит сотрудников лаборатории утром, сверкая от чистоты. В частной клинике из-за круглосуточной работы постоянная грязь: следы отпечатков обуви на полу, бумажки, осколки, пролитые жидкости, горы мусора в вёдрах. Даже поздно вечером, ночью и утром невозможно сохранить чистый пол хотя бы до момента его высыхания. При этом лаборанты рискуют навернуться на мокром полу вместе с опасными пробирками. Приходится приходить на работу отдельно утром и вечером, пытаясь выполнить требования особого режима и двойной суточной нормы уборки.
  4. Объём служебных помещений в частной лаборатории в 5 раз превосходит объём помещений в государственной лаборатории: 550 метров против 110.
  5. Когда я заболела коронавирусом, на всё время моего отсутствия, 15 дней, в государственной лаборатории была немедленно найдена замена и я пришла в совершенно чистую, рабочую лабораторию. В частной лаборатории сослались на то, что не смогли найти мне замену, и мне, очень сильно ослабленной после болезни, пришлось выносить накопленный мусор и разгребать настоящие авгиевы конюшни. Оплачивать эту дополнительную работу мне отказались. В итоге к Новому году я получила от частной лаборатории 2200 руб. аванса. Разве это не означает намеренную попытку убийства голодом руководством частной клиники меня и моей семьи прямо за пустым новогодним столом?
  6. В государственной клинике ко всем сотрудникам обращаются по имени-отчеству, в частной клинике – к заведующей, директору, некоторым врачам – по имени-отчеству, к основной массе сотрудников, а также к санитарке-уборщице, — по имени.
  7. В государственной клинико-диагностической лаборатории меня сразу внесли в список дней рождений сотрудников, а также не забывают пригласить на все праздники и чаепития. В частной клинике почему-то не считают нужным включать в список дней рождений сотрудников, висящий в столовой, санитарку-уборщицу, даже спустя год работы.
  8. В государственной лаборатории еженедельно выдают всем сотрудникам на дом спирт для антисептической обработки и крем для рук, в частной клинике ничего этого не выдают. Спиртом необходимо обрабатывать мобильный телефон, наушники, маникюрные ножницы, дужки очков и т.д., ведь домашние также подвергаются повышенному риску при такой опасной работе одного из членов семьи. Некоторые опасные вирусы, например, гепатит C, живут на поверхностях до двух недель, а туберкулёз может жить годами. Все они передаются через кровь и поверхности предметов.
  9. В государственных больницах сотрудникам доплачивают за работу в красной зоне по 30000 руб/мес. В частной клинике, убирая три ковидных лаборатории и проводя обработку антисептиками по 100 кг красного мусора еженедельно, я не получаю ничего.
  10. В государственной клинике средний стаж работы в организации составляет 10 лет, в частной клинике средний стаж работы в компании составляет ½ года. Коллектив частной клиники не сплочён из-за большой текучки кадров, многие сотрудники воспринимают свою работу как временную, особенно молодёжь и студенты.

В государственной клинике сохранилось многое от работы медицинских учреждений в СССР: работа по единому государственному плану, нормативы нагрузки, уважительное отношение к тяжёлому труду рабочих и младшего медицинского персонала

Однако капитализм пронизывает всё общество, и даже в больнице можно услышать разговоры сотрудников, что премию, например, они не получили из-за «социальных коек», то есть из-за принятых в этом году на лечение детей-сирот из детских домов, койки которых не оплачиваются полисом ОМС. Процессы, процветающие пышным цветом в частных клиниках, постепенно проникают и в государственные организации.

Ни один сотрудник, ни одной лаборатории, как бы он не сетовал на свою усталость, горькую долю и тяжелую работу, не воспользовался вакантным местом санитарки-уборщицы в лаборатории. Это означает, при равенстве заработных плат, что все сотрудники лаборатории действительно имеют более лёгкую и престижную работу, обеспечены большими социальными льготами, чем санитарка-уборщица.

Именно поэтому медики, как и все остальные служащие, могут и должны давать пример борьбы за улучшение условий труда. Но именно рабочие, и только рабочие, находясь с самом низу социальной лестницы, борясь за свои права, способны улучшить положение всех трудящихся, уничтожив частную собственность, классы и навсегда освободив человечество от ига эксплуатации.

Товарищи рабочие, вступайте в Рабочую партию России!

 

Софья Грушко,

Санитарка, уборщица производственных помещений КДЛ, член Рабочей партии России.

 

Читайте также:

Pin It on Pinterest